Главная » Читальный зал » История и краеведение

Правовые основы правления Демидовых

История Демидовых уже второе столетие привлекает к себе внимание исследователей. И это не случайно: Демидовы, прежде всего родоначальник рода Никита и его сын Акинфий, явились образцом развития российского предпринимательства XVIII века. Менее чем за семьдесят лет им удалось не только сменить свой социальный облик, совершив переход из кузнецов в дворяне, но и создать крупнейший комплекс металлургических предприятий, не имевший аналогов в России, основать свою собственную «империю», государство в государстве.

Никита Демидов

Акинфий Демидов

Сегодня интерес к Демидовым, и прежде всего к Демидовым как к предпринимателям, возник с новой силой. Отчасти это связано с развитием предпринимательства в современной России, вызвавшего и естественный интерес к истории этого рода деятельности: отчасти стремлением знать о Демидовых несколько больше того, что их «огромная прибыль являлась результатом жесточайшей эксплуатации крепостного труда». Современному читателю уже мало знать о производительности заводов и количестве работников на них. Не привлечёт особого внимания и описание роскоши и чудачеств отдельных представителей рода Демидовых, что так привлекало читателей прошлого века.
Сегодня интерес вызывает другое: как Никите Демидову удалось, имея небольшой завод в Туле, обосноваться и закрепиться на Урале, основав династию новых промышленников; каким образом Акинфий Демидов стал монополистом в своем деле; почему именно Демидовы смогли добиться особого, привилегированного положения, в чем секрет их успеха? Ответ на эти вопросы помогут дать указы, акты, инструкции и другие правовые документы того времени, регламентировавшие работу заводов и регулировавшие отношения между заводовладельцами и властями. Они также помогут узнать, какие привилегии получили Демидовы для расширения своих прав.

«Чтоб те заводы по-настоящему строили и размножали»

Первым документом, относящимся к деятельности Демидовых на Урале, явился именной указ от 4 марта 1702 года о передаче Никите Демидову Невьянского железного завода. Передача завода стала прецедентом в деле развития металлургической и оборонной промышленности России путем передачи в частные руки разваливающихся казенных предприятий и предоставления промышленникам разного рода привилегий. Передача совершилась по обоюдному согласию обеих сторон: Н. Демидов получил возможности для развития нового прибыльного дела, а император Петр I надеялся, что Никита Демидов «...лучше чем казна будет снабжать армию боевыми припасами, и вместе с тем его завод послужит хорошим примером для казенных заводов». В декабре того же 1702 года император Петр через думного дьяка В. Виниуса посылает Никите Демидову «Память» со своими наставлениями и указаниями, в которой также оговаривались и условия передачи завода.
Согласно указам, Невьянский завод передавался Никите Демидову с целью создания на нём производства железа и «...всякого рода железных изделий». прежде всего боеприпасов для армии. Указ 4 марта 1702 года сообщал, что за это Н. Демидов должен был уплатить железом в течение пяти лет, не указывая, ни точных сроков, ни количества изделий, Указом 6 декабря установлен первый срок поставки - весна 1703 г., к началу которой Никита обязан был приготовить «сколько возможно» железных изделий. Освобождение от поставок в казну в течение пяти лет дало возможность Н. Демидову направить имеющиеся у него ресурсы как на развитие производства, так и на накопление капитала, так как выпускаемую заводом продукцию он смог реализовать на вольном рынке по свободной цене.
С самого начала деятельности завода Никита Антуфьевич ставит своей целью наладить на нем производство чугуна и железа и отказаться от выпуска артиллерийских орудий, производство которых требовало значительно больше затрат и было невыгодно для него.
Уже на следующий год после получения в свои руки Невьянского завода Н. Демидов посылает просьбу Петру о прекращении литья артиллерийских орудий из-за их ПЛОХОГО качества. После нескольких таких просьб и проведения экспертизы, показавшей, что демидовские чугунные пушки, мортиры и гаубицы действительно непригодны к стрельбе, император своим именным указом 19 января 1705 года приказал прекратить на Невьянском заводе литьё пушек, «...а велено на тех слободских заводах делать прутовое доброе железо, а из самова плохова, которое в ковку не годно, лить бомбы и гранаты всяких рук и присылать к Москве в приказ артиллерии». Таким образом Никита Демидов оказался освобожденным от той части выкупного платежа, которая должна была быть оплачена артиллерийскими орудиями. Вместе с Невьянским заводом Н. Демидову передавалась во владение территория по р. Нейве радиусом в 30 верст. Отведенные земли предполагалось использовать для строительства новых заводов, что и было сделано впоследствии.
Если указы 4 марта и 6 декабря говорили о привилегиях, то «Память», данная Н. Демидову, устанавливала обязанности новоиспеченного промышленника. Большое место в наказе императора отводится надлежащему содержанию заводских лесов, «...дабы их не опустошать и остановку заводу не чинить», а также чтобы сохранить лес, являвшийся одним из богатств России. В этом вопросе «Память» напоминает инструкцию, подробно описывающую как рубить лес, совершать объезды и чинить расправу с нарушителями. Интересен пункт «Памяти», передающей Никите Антуфьевичу обязанности надзора за жизнью на заводе и территориях, к нему прилегающих. В нём предписывалось содержать «деткам школы, а больным больницы», «...вина и никакого пьяного питья отнюдь на заводах не держать. А пьяных без пощады всякими наказаниями смирять... и на плутов наковывать цепи».
Таким образом, Петр как бы вверяет в руки Никиты Демидова власть над отданной ему территорией. «Память» официально закрепила полную, впоследствии ставшую практически безграничной, власть Демидовых на своих землях.

Результаты

Указы, данные Демидову, послужили образцом для составления указов о развитии горной промышленности в целом. 8 февраля 1716 года вышел сенатский Указ «О неделании помешательства и остановки в построении заводов и в приискании руд», а через три года, в 1719 г., вышла знаменитая Берг-привилегия, разрешавшая заводить заводы всем желающим и освобождавшая заводчиков от государственных налогов. Так данное именными указами Демидовым право на строительство новых заводов было закреплено всеобщим законом.

В чине комиссара

После получения в свои руки Невьянского завода Н. Демидов направляет все свои усилия на расширение нового производства. 11 ноября 1709 года Никите Антуфьевичу Демидову был жалован чин комиссара. Собственно говоря, этим указом было дано «добро» на заведение Никитой Антуфьевичем медных и железных заводов за свой счет. Из текста указа явствует, что Никита Демидов «...в нынешнем 709 году февраля в день» обратился с жалобой на чинимые ему от местных властей препятствий, влекущие за собой «...многие убытки и деньгам потрату... и в провожании водным путем воинских железных припасов и железа остановку». Промышленник просил оградить его от произвола местных властей предоставлением ему особых полномочий. И такие полномочия были им получены. По существующему в то время положению петровский комиссар должен был заботиться прежде всего о казенных заводах. Возможно, что император Пётр рассчитывал на участие Н. Демидова в их строительстве. Для самого же Никиты Антуфьевича звание комиссара было важно тем, что, имея его, он выходил из- под надзора местных властей. «А буде до тебя кому в чем какое дело будет», - гласил указ - «велеть на тебя бить челом в Сибирском приказе, а в городах воеводам и приказным и всяким присланным людям мимо Сибирского приказу тебя и детей и людей твоих ни в чем не ведать». Указ также предписывал местным чиновникам без задержек пропускать демидовские товары. Все это давало возможность Н. Демидову развивать начатое дело без выпрашивания на то особого разрешения, так как это было заложено в самом звании комиссара. Заключительные слова предписывали, чтобы по прочтении данного ему указа Никита Демидов «...на Невьянских железных заводах в ковке железа и в литье воинских припасов чинил радение, чтоб перед прежним железом и воинских припасов к Москве в присылке было с великим довольством». Разрешение на строительство новых заводов было получено.

Новые привилегии

Личные отношения Акинфия Демидова с императрицей складывались не очень гладко, но подход к первым лицам из ее окружения ему удалось найти. Усилия и деньги промышленника были потрачены не зря. 29 марта 1738 года из-под пера императрицы вышел указ, дававший А. Демидову ряд новых привилегий. Теперь Акинфий Никитич освобождался от обязанности предоставлять ведомости о своих заводах без особого императорского распоряжения и получал право «...железо, якоря, проволоку, сталь и чугунные литейные припасы делать и продавать во всей империи, не объявляя в Генерал-Берг- Директориуме и в таможнях и в других местах», а крестьяне, приписанные к его заводам, освобождались от рекрутской повинности.

Компенсация

По восшествии на престол императрицы Елизаветы Петровны положение Демидовых сменилось в лучшую для них сторону. В 1742 г. Акинфию Демидову «...за размножение им рудокопных заводов» жалуется чин действительного статского советника, а через два года выходит именной указ, ставивший А.Демидова в исключительное положение. Указ этот гласил: «...ежели где до него, Акинфея Демидова будут какие дела или от кого будет в чем на него какое челобитье, о том напередь доносить её императорскому величеству, понеже её императорское величество за его верные её императорскому величеству службы в собственной протекции и защищении содержать имеет». Указ этот являлся компенсацией А. Демидову за его Алтайские серебряные заводы, отобранные в казну. Компенсация была что надо: теперь Акинфий Никитич Демидов стал недосягаем, практически, для всех государственных лиц и органов. Теперь только от самого Акинфия Никитича зависело, как ему поступать и владеть своими заводами. Начатая с момента передачи Невьянского завода в 1702 г. борьба Никиты Демидова за расширение привилегий, дающих возможность для активной промышленной деятельности, достигла своей цели.

Отчётность

Первый указ, обязывающий присылать в Берг-Коллегию ведомости «...о всяких рудных заводах, частным лицам принадлежащих», датируется 14 мая 1720 года. Согласно указу, ведомости должны были присылаться дважды в год. Ведомость включала в себя данные о производительности заводов, количестве работающих на них мастеров и некоторые другие статистические данные. Введением такой отчетности правительство пыталось взять под свой контроль деятельность частных заводов. На основании данных ведомостей устанавливались и нормы уплаты налога с произведенной продукции. Естественно, что заводчики пытались занизить в официальных отчетах действительное количество выпущенного чугуна и железа, прибегая к ведению двойной бухгалтерской отчетности, припискам и другим методам уловок. В отчетах Акинфия Демидова в Берг-Коллегию разница между количеством действительно произведенной продукции и цифрами, занесенными в отчет, доходила до 50 % и выше. Но сокрытие действительной мощности завода имело под собой и другую причину.
После десятилетий петровского времени, благоприятного для промышленников, сумевших именно в этот период укрепить свои позиции, государство ведёт политику ужесточения надзора за деятельностью заводов, начинает вмешиваться в производственные отношения и вводит строгие нормы количества выпускаемой продукции, превышение которых могло привести к лишению прав на владение заводами. 23 марта 1734 г. императрица Анна Иоановна в своей инструкции, данной Н. Татищеву, бывшему в то время управляющим уральскими заводами, предписывает установить над заводами Демидовых «...смотрение, чтоб они те заводы по надлежащему строили и размножали».
С целью надзора за выпускаемой продукцией вводилось её клеймение, неклеймёная продукция к продаже не допускалась. Скорее всего, случаи выпуска заводами А. Демидова «левой» продукции были, так как Н. Татищеву строго указывалось «...смотреть, дабы на заводах без указа пушек, мортир, бомб, ядер, фузей, шпаг, копий и никаких военных орудий не делали, и никому за границы не продавали», а в 1737 г. резолюцией Кабинет-Министров частным заводам и вовсе был запрещён выпуск воинских припасов, кроме литья малых (сигнальных) пушек, не применявшихся для военных целей.
14 ноября 1736 г. императрица издает резолюцию, которая ставила Демидова в еще более жёсткие рамки. Резолюция обязывала иметь на всех сибирских заводах Демидовых не более шести домен, с которых они должны были выплачивать определенную сумму десятины, соответствующую выплавке чугуна. Для определения точной суммы налога заводы должны были каждые три года проходить освидетельствование, которое проводили офицеры, специально присланные из Главного Правления горных заводов. По результатам устанавливалась конкретная сумма десятины и конкретное количество чугуна, которое должно было быть произведено (на 1736 г. для Невьянского завода эта сумма составила 86395 пудов на домну, для Верхнетагильского - 79556 пудов 26 фунтов). Естественно, такое положение дел не совсем устраивало А. Демидова, и он начинает борьбу за ослабление государственного давления.


Высочайшая грамота о дворянстве Демидовых, пожалованная 24 марта 1726 года

(Заглавный лист подлинной грамоты украшен гербами - Государственным и всех Российских губерний и областей: первый находится посредине над миниатюрным портретом Императрицы Екатерины Первой, а из последних Вятской и Болгарской под сим гербом, прочие же по краям. Все оные изображены тщательно приличными красками с золотыми и серебряными узорами. Такие же узоры, но большаго размера, с розами, лилеями, астрами, кистями винограда и другими цветами и плодами окружают остальные листы сей грамоты.)
    
Божию поспешествующею милостию, Мы Екатерина Императрица и Самодержица Всероссийская. Московская. Киевская. Владимирская, Новгородская, Царица Казанская, Царица Астраханская. Царица Сибирская. Государыня Псковская и Великая Княгиня Смоленская. Княгиня Естляндская. Лифляндская. Карельская. Тверская. Югорская. Пермская. Вятская, Болгарская и иных. Государыня и Великая Княгиня Нова-Гороа. Низовския земли. Черниговская. Рязанская. Ростовская, Ярославская. Белозерская. Удорская, Обдорская. Кондинская и всея Северныя Страны, Повелительница и Государыня Иверския Земли Карталинских и Грузинских Царей и Кабардинския Земли, Черкасских и Горских Князей и иных Наследная Государыня и Обладательница.
Объявляем и ведомо чиним всем сею Нашею грамотою, коим образом Его Императорское Величество Всепресветлейший, Державнейший Князь и Государь Петр Великий Император и Самодержец Всероссийский, Блаженныя и вечнодостойныя памяти Наш Прелюбезнейший Государь и Супруг. Комиссару Никиту Демидова, за его верную службу, и особливо показанное прилежное радение и преложенное старание в произведении медных и железных заводов в Государстве Нашем, со особливой высокой Императорской милости, во дворяне и шляхтици прошлаго тысяча семьсот двадесятого года Сентября двадесять первого дня, Всемилостивеише возвел и пожаловал, а ныне по смерти сего Комиссара Никиты Демидова, законный его наследник и старший сын Акинфий Демидов (на снимке), нас всеподданнейше просил, дабы мы ему и родным его братьям Григорию и Никите Демидовым и законному их потомству, сие от блаженныя памяти его Императорского Величества отцу их пожалованное шлях- тическое достоинство, Всемилостивейше подтвердить соизволили, и понеже Наше особливое Всемилостивейшее благосоизволение и склонность всегда есть, тех верных Наших подданных, которые Нам и Государству Нашему полезныя услуги показывают, честь и достоинство умножать, и особливо Нашею ми- лостию награждать: а Нам всеподаннейше донесено, что помянутый Акинфий Демидов умершему отчу своему в сыскании и произведении тех медных и железных заводов прилежное вспоможение учинил, и впред во умножении и в вящем распространении оных к пользе Нашего Государства, по всякой возможности, прилежание и радетельное старание иметь обещает: того ради Мы с Императориской Нашей милости, воли и от Бога имеющей власти, его Акинфия Демидова и братьев его Григория и Никиту Демидовых и всех их законных наследников и потомству мужескаго и женскаго пола, в вечныя времена, в честь и достоинство Всероссийскаго Империя, по Нижнему Новугороду в дворянство и шляхетство возвели, постановили и пожаловали, и оных самих и потомство их вышеизображенным образом в честь и достоинство Нашего Нижегородскаго шляхетства присовокупили, яко же Мы сим и силою сего их возводим, постановляем жалуем и присовокупляем со всеми теми правами, вольностьми и справедливостьми, которыми другие Нашего всероссийскаго Империя Нижегородския дворяне и шляхтичи, по правам и обыкновениям пользуются и употребляют, однако ж их и детей их и потомков, против других дворян, ни в какия службы не выбирать и не употреблять, насупротив чего они да будут иметь наивящее тщание и попечение в произведении вышепомянутых заводов, також в приискивании медных и серебряных руд, и к тому законных своих наследников и потомков обучать, и для вящаго свидетельства и памяти сей Нашей Императорской милости и повышения, помянутым Демидовым и их законным наследникам и потомству мужеска и женска пола, ниже сего описанный герб впредь, в вечныя времена, следующим образом иметь и употреблять позволили, а имено - Щит, горизонтально наполовине разделен: верхняя часть в поле серебряном, три лозы рудоискательныя зеленыя, во знак их любопытства в приискании металлов, нижняя часть в поле черном, молот серебряный во знак произведения их трудом и коштом медных и железных заводов; посредине чрез весь щит полоса золотая во знак их дворянскаго достоинства; над щитом шишак железного вида; от верху его и по обеим сторонам щита украшен лаврами, как оный герб в сей Нашей грамоте красками изображен.
И повелеваем и позволяем помянутым Демидовым, и их законным наследникам и потомству мужеска и женска пола, ныне и впредь, в вечные времена, сей шляхетский Герб, всюды по достоинству своему употреблять, без всякаго от всех воспрепятствия и помешательства, и повелеваем всем Нашим подданным, какова б чина, достоинства и состояния оные ни были, сим Всемилостивейше и накрепко, дабы помянутых Демидовых и ихзаконных наследников и потомство мужеска и женска пола, всегда в вечныя времена за нашей Всероссийской Империи Нижегородских шляхтичей или дворян, держали, признавали и почитали, и помянутаго шляхетнаго Герба употреблять без прекословия допустили; для вящаго ж уверения, Мы сию грамоту Нашею собственною рукою подписали и государственною печатью укрепить повелели. Дан в Нашей резиденции в Санпетербурге, лета от Рождества Христова тысяча семьсот двадесять шестаго, Марта двадесять четвертого дня, Государствования Нашего втораго года.

    Оргинальный диплом подписан Ея Императорскаго Величества собственною рукою тако:
ЕКАТЕРИНА.
Контросигнировал Канцлер граф Головкин.
У ориганальнаго диплома Ея Императорскаго Величества Государственная большая печать на красном воску в золотом ковчеге, привешенная на шнуре.

Дальше, дальше...

Льготы Демидовых расширялись и в последующие годы. В 1738 году демидовские товары были освобождены от всех внутренних таможенных пошлин, а в декабре 1740 г. Берг-Директориум освободил А. Демидова от пошлин на изделия из латуни на пять лет в счет возмещения затраченных им средств на организацию данного производства на Быньговском заводе.
Установив свою монополию на рынке государственных поставок, Демидовы, используя особое расположение к ним правительства, добились правового закрепления своих привилегий, которые облегчили им сбыт продукции на вольном рынке и дали послабление в налогообложении демидовских заводов на Урале. Всё это позволило Демидовым в дальнейшем завладеть значительной частью рынка металлов в России и за рубежом.

«С Невьянского завода железо ставить…»

По существующим в XVIII в. правилам все железные заводы, находящиеся в России, обязаны были выплачивать десятую часть своей продукции в казну.
Первоначально десятина выплачивалась натурой, затем натуральная выплата была заменена денежным налогом.
Помимо десятины некоторые заводчики, в том числе и Демидовы, должны были поставлять железные изделия в Адмиралтейство и Артиллерийскую коллегию. Остальную часть своей продукции промышленники имели право продавать на вольном рынке по установленным ими ценам.
Впервые вопрос поставок был задет в декабрьском указе 1702 г., возлагавшем на Никиту Демидова обязанность «...позаботиться о возврате в казну потраченных на строительство Невьянского завода денег».
В целом же указы в поставках государству касаются вопросов установления цен на железо и железные изделия, условий их доставки и предоставления дополнительных льгот поставщику (льготы в основном касались налоговых и таможенных сборов).

Дело об утаённых налогах

Как уже говорилось, все железные заводы России обязаны были сдавать в казну десятую часть своей продукции. В 1724 году натуральный сбор был заменен денежным налогом: с наличного чугуна промышленники платили по копейке, а о ручных домен по деньге с пуда. О том, как Демидовы выполняли эту обязанность, говорит один интересный документ.
В декабре 1736 года императрица Анна Ивановна издает резолюцию, из которой явствует, что Акинфий Демидов не заплатил налогов с 1287060 пудов чугуна. Для расследования этого дела была учреждена особая комиссия. Оправдываясь, А. Демидов указывал на то, что он не обязан был платить десятины в течение трех лет, предоставленных ему на строительство новых заводов, и утверждал, что в прежние годы им было переплачено три тысячи рублей, которые он и просил зачесть в качестве оплаты своего долга. После долгого разбирательства комиссия все- таки признала утаенными от уплаты 455940 пудов чугуна, подлежащих конфискации, отказавшись засчитать три тысячи переплаченных А. Демидовым рублей. Однако императрица вынесла другое решение по этому вопросу, предписав учесть сумму в три тысячи рублей, а конфискацию утаенного чугуна заменить взысканием попудного сбора по 1 копейке с пуда. Этот случай лишний раз доказал покровительство Демидовым со стороны государства.

За рынок. . .
После укрепления своего положения на Невьянском заводе Никита Демидов начинает борьбу за право преобладания на рынке сбыта. Первая цель в этой борьбе - занять лидирующее положение в поставках по государственным заказам. В 1712 году Н. Демидов подал заявление в Сенат о желании поставлять в артиллерию пушки, снаряды и железо с Невьянского завода. Цены на свою продукцию Никита Антуфьевич предлагал ниже цен тогдашних основных государственных поставщиков Меллеров. Не добившись ответа, Н. Демидов в ноябре 1713 г. посылает второе заявление, в котором снизил запрашиваемую за свою продукцию цену еще на 50%. На сей раз его расчет удался: Сенат рассмотрел его прошение и 3 декабря 1713 года издал постановление о даче заказа Н. Демидову на поставку его изделий «...по вышеписанной его, Никитиной цене». Этим же указом Никите Демидову, согласно его просьбе, отводились «...для провоза из Сибири и для складки припасов и железа, в губерниях и на Коломне удобные места под дворы из оброка». Так было положено основание будущей разветвленной сети Демидовских дворов и складов по берегам транспортных рек, предназначенных для сбыта железа и организации его перевозки с Урала в другие регионы России.
Вслед за поставкой боеприпасов Н. Демидов становится поставщиком российского флота. Именным Петровским указом 14 апреля 1715 г. ему было поручено «...с Невья неких железных заводов железо к Адмиралтейству к корабельным делам по образцам полосное и осьмигранное ставить в Санкт-Петербург». Демидовское железо освобождалось от внутренних таможенных пошлин по пути следования: «...с стругов никаких прибылей и оброков и на шлюзах, привального и отвального и мостовщины и с работных людей поголовных денег в Московской, Нижегородской, Сибирской губерниях не имать».
Хотя указ запрещал Н. Демидову «.. .кроме Санкт-Петербурга железа никуда не ставить», в нем оговаривалось, что оставшееся невостребованное Адмиралтейством железо заводовладелец мог продавать «...повольною ценою», но уже с уплатой всех таможенных пошлин. Таким образом, государство, хотя и стремилось контролировать выпуск и сбыт продукции заводов, но в то же время давало возможность владельцу путем свободной продажи части продукции компенсировать возможные убытки, вызванные низкими обязательными ценами. Обязанность поставок в Адмиралтейство и Артиллерийский Приказ удерживалась за Демидовыми в течение нескольких десятилетий. Уже внук Никиты - Прокофий Акинфиевич - желая избавиться от этих ставших невыгодными поставок, обратился в 1765 году с соответствующей просьбой в Сенат, но получил отказ на свое прошение.
Вершиной развития отношений между Демидовыми и государством стал указ 5 июля 1718 года, который закреплял за Никитой Демидовым и его наследниками положение основных государственных поставщиков. Подтверждением этого стал заказ на поставку фонтанных труб для столичных дворцов. Став монополистами на государственном рынке, Демидовы начинают оказывать давление на правительство, требуя повышения цен на свою продукцию. И это им удается сделать. В 1720 году Никита Антуфьевич добивается пересмотра цен на свое железо, а в 1728 г. его сын Акинфий заключает «ординарии» о поставках с Адмиралтейств-Коллегией, согласно которым его заводы освобождались в течение двух лет от обязательных поставок в казну, а при последующих поставках была сделана прибавка в цене. Акинфию также было дано право продавать свое железо по вольным ценам в периоды, когда поставок в казну не требовалось, давая тем самым возможность заключать контракты на поставку продукции помимо казны. А. Демидов воспользовался этой возможностью и в 1733 году заключил контракт на поставку железа в Архангельск, положив начало своих поставок на Север, куда за семь лет им было отправлено 72245 пудов железа.
  
И. Чумаков

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Материалы по истории горнозаводского дела Демидовых в 8 т. - Н.Тагил, 1991 г. (Книга имеется в Невьянском историческом музее.)
2. Геннин В. Описание уральских и сибирских заводов 1735 г. - М., 1937.
3. Кафенгауз Б.Б. История хозяйства Демидовых. - М.-Л., 1949.
4. Кашинцев Д.А. История металлургии Урала. - М.-Л., 1939.
5. Мартынов М.Н. Горнозаводская промышленность на Урале при Петре I. - Свердловск, 1970.
6. Сигов П.С. Очерки истории горнозаводской промышленности Урала. - М., 1936.
7. Струмилин С.П. История чёрной металлургии в СССР. - М., 1956
8. Павленко Н.Н. История металлургии России XVIII в. - Заводы и заводовладельцы. - М., 1962.
9. Павленко Н.Н. Развитие металлургической промышленности России в первой половине XVIII в.: Промышленная политика и управление. - М., 1953.
10. Черкасова А.С. Мастеровые и работные люди Урала в XVIII. - М., 1985.
11. Мамин-Сибиряк Д.Н. Очерки и статьи. - Свердловск, 1947.
12. Шакинко И. Невьянский завод. Рукопись.
13. Шакинко И. Парадоксы Акинфия Демидова. Журнал «Урал», 1993, № 10, с 231-267.
14. Грачёва И. Трудами и попечениями (о династии Демидовых). «Наука и жизнь», 1995 г., № 8, с. 30-35.

Опубликовано: «Звезда», г.Невьянск № 150 от 25.12.1996г., "К 300-летию Невьянска" Выпуск № 8.

 

Категория: История и краеведение | Добавил: Admin (01.02.2013) | Автор: Илья Чумаков
Просмотров: 1897 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]