Главная » Читальный зал » История и краеведение

В поисках островка

В поисках островка

Очерк «Островок» был написан автором в возрасте 34 лет на переломе эпох, когда каждый из жителей Российской Империи, независимо от прожитых лет, былых успехов и достижений, выбирал для себя дальнейший жизненный путь, новые стремления и мечты. И вот, среди бурь и ураганов, сметающих всё и всех, ломающих судьбы десятков миллионов людей, и уничтожающих их жизни, вдруг находится спокойное место, которое обходят стороной все неурядицы внешней жизни. «Островок» – старообрядческий скит, где в «в древлецерковном благочестии» заканчивают своё странствие «отцы» и «матушки», ожидая «настоящей», «вечной» жизни. «Кругом шумит-бушует мирское окиян-море, а здесь покой да благодать. Пристанище благоутишное».

Читая очерк, любознательные краеведы могут заинтересоваться, где же этот «островок», о каком конкретно месте писал автор? Конечно, это литературное произведение нельзя рассматривать как строгий отчёт о посещении конкретного скита, его художественная ценность несомненна. Недаром некоторые из современных исследователей отмечают, что оно написано в лучших традициях А. Н. Мельникова-Печерского и Д. Н. Мамина-Сибиряка. Тем не менее, очевидно, что за основу взята невыдуманная история, и сам поход, и встречи-беседы с «отцами и старицами» имели место быть, и все перечисленные в рассказе персонажи – имеют реальные прототипы. Да и подзаголовок очерка «Из жизни уральских старообрядцев» настраивает читателя на реальность описанного в нём. Однако в рассказе нет конкретного указания местоположения скита, об этом можно только строить догадки, опираясь на географические названия, проскальзывающие в описании пути до скитников. Но уж очень они расплывчаты: «Глубокое озеро, Омутный мыс, Белые горы» – такие местечковые топонимы (если они не придуманы автором) могут быть практически на любой территории Урала. Краеведы Нижнего Тагила убеждены, что речь идёт об одном из скитов, которые располагались близ Черноисточинского пруда: «..маленький островок веры и любви теплится на берегу Черноисточинского пруда. ...Из этого произведения видно, насколько полюбились автору тагильские просторы: гора Белая, Черноисточинский пруд»*. Но никаких доказательств данного утверждения не приводят.
Насколько же основательны заверения местных краеведов? С одной стороны, есть довольно-таки весомые доводы в пользу их гипотезы. Во-первых, черноисточинские места были издавна облюбованы старообрядцами для уединения от мира. Из архивных материалов известно о существовании в начале 20 века не менее полутора десятков скитов, располагавшихся в окрестностях Нижнего Тагила.**
Известный в начале прошлого века служитель Нижнетагильской часовни, начетчик, один из основателей журнала «Уральский старообрядец» Кузнецов Афанасий Трофимович (1879 – 1938) в своём труде «Исторические очерки уральского старообрядчества» также писал о распространении в этих местах скитничества***. Кстати, его имя наводит на размышления – спутника рассказчика зовут Афанасием Авдеевичем, и можно допустить, что именно Кузнецов был его прототипом.
Во-вторых, Леонид Каптерев вполне мог посещать черноисточинские места именно в январе-марте 1918 года, то есть в период создания очерка, даже проживая в Екатеринбурге. В архиве председателя нижнетагильского общества краеведов А. Ю. Хлопотова есть открытка, посланная Леонидом Каптеревым 25 декабря 1913 года в Черноисточинский завод своему брату Вениамину, учителю местного земского училища, в которой он сообщает, что не сможет приехать к нему на Рождество. Сам Леонид Михайлович в это время жил в Верхотурье. Вернувшись впоследствии в Екатеринбург, он, возможно, навещал брата в Черноисточинске.
Вместе с тем, в очерке есть ещё одна привязка к возможному местонахождению скита: Нижне-Култымский завод – гнездо «табашников-никониан», располагавшийся к северу от него. И здесь возникают сомнения насчёт Черноисточинска.
Река Култым (Большой Култым) – протекает по Пермскому краю и Свердловской области. Речка совсем небольшая, её длина составляет 43 км. Черноисточинск же расположен в 150 км. к востоку от устья реки.
Явное несовпадение ориентиров: не мог «табашный» ветер дуть с севера, если его источник находился к западу от скита. Да и далековато. К тому же, упоминаний о Нижне-Култымском заводе нет ни в справочнике «Фабрики и заводы всей России», изданном в 1913 году, ни в современной энциклопедии «Металлургические заводы Урала» (Екатеринбург, 2001). Существовал ли такой завод в действительности?
Может автор замаскировал под «Нижне-Култымским» какой-нибудь близлежащий завод, например, Нижне-Тагильский, который как раз располагается к северу от Черноисточинского пруда?
Так что вопрос о местонахождении «островка» остаётся открытым. А нижнетагильским приверженцам черноисточинской гипотезы ещё придётся поработать над сбором доказательств.
Впрочем, стоит ли упорно разыскивать это место? Ведь таких скитов по Уралу были сотни, если не тысячи, и каждый из них был островком уединения, спокойствия и любви для людей, презревших мирские соблазны.

______________
* С. Пудовкин. «Он дружил с Бажовым»// Газета «Тагильский вариант», № 37(86) от 25.10.2012
** см: Боровик Ю.В. «Старообрядчество Урала и Зауралья на переломе эпох (1905-1927 гг). Диссертация на наискание уч. ст. к.и.н. На правах рукописи, Екатеринбург, 2003. С. 106
*** см. журнал «Уральский старообрядец», 1915 г. № 11, 12; 1916 г. № 1-2, 3, 4-5, 8.
Категория: История и краеведение | Добавил: Uralizdat (10.09.2018) | Автор: Чумаков С. В.
Просмотров: 32 | Теги: Леонид Каптерев, Из жизни уральских старообрядцев | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]