Главная » Читальный зал » История и краеведение

Из истории Верхнетагильского чугуноплавильного и железоделательного завода. Век XVIII
Чумаков Илья Викторович, историк, член УИРО

Из истории Верхнетагильского чугуноплавильного и железоделательного завода. Век XVIII

В 1709 году Никита Демидов получил разрешение строить на Урале за свой счёт железные и медные заводы. На исходе второго десятилетия XVIII века его сыном Акинфием были построены три новых завода: Шуралинский, Бынговский и Верхнетагильский. Два первых являлись передельными заводами, а вот Верхнетагильский был доменным – здесь выплавлялся чугун, который затем перерабатывался на других заводах.


Точный год постройки Верхнетагильского завода неизвестен. В источниках упоминаются две даты: 1716 и 1718 гг. Так как известно, что в 1718 году завод уже начал давать продукцию [1], то, вероятнее всего, что годом начала строительства является 1716 год. При новом заводе было две домны, из которых работала только одна. Молотовых фабрик (цехов) на заводе было всего две, и железо там выковывали только одного сорта – полосовое. Поэтому, переработкой тагильского чугуна занимались уже упоминавшийся Шуралинский и Шайтанский заводы.[2] Из дополнительных цехов следует особо выделить цех для сверления и обточки пушек, который был самым крупным из подобных производств на других заводах Невьянской группы.


Лучшие годы Верхнетагильского завода – это конец 1720-х - 1740-е гг. Именно в этот период Демидовы становятся бесспорными лидерами металлургического производства в стране, а также крупными игроками на мировом рынке чугуна и железа. О производительности завода можно судить по официальным данным: в 1723 г. было произведено 28040 пудов чугуна, через год – уже 84366 пудов, а в 1725 году Верхнетагильский завод Демидова стал рекордсменом чугунного производства, выпустив 96129 пудов чугуна.


Однако, несмотря на такие показатели, первая половина XVIII века отличалась нестабильностью производства. Бывали годы резких подъёмов и столь же резких спадов. Дело в том, что работа металлургических предприятий того времени очень сильно зависела от внешних факторов. Прежде всего, конечно, это разного рода природные явления, которые приводили к изменению уровня воды в заводском пруду. Вода являлась основным источником энергии, приводившим в действие заводские механизмы. Любое неожиданное колебание уровня воды сразу же отражалось на работоспособности плотины, водяных колёс и ларей. Сам Акинфий Никитич, направляя в Берг-коллегию сведения о своих заводах, указывал на то, что «бывают неравные годы против года остановки яко в малодождневные и сухие лета от умаления в прудах воды…»[3]
На деятельность производства сильно влиял и «человеческий фактор». Об этом также сообщает заводовладелец, обращая внимание властей, что простой происходит и «во время рекрутских наборов от разбега людей, за неприуготовлением угля, от взятия приказчиков, мастеровых и работных людей».[4] Впрочем, человеческий фактор проявлял себя и в действиях руководства предприятия. В «Книге мемориальной о заводском производстве Григория Махотина» приводится письмо Акинфия Демидова к управляющему Верхнетагильским заводом.[5] В письме Акинфий Никитич обвиняет управляющего и его приказчиков в том, что они не изменили порядок работы домны, хотя дважды получали напоминание об этом. «Либо вы не выполняете моих указаний…либо такие дураки, что сами не видите того, о чём я писал» - обращается А. Демидов к руководству завода.


Следует заметить, что во времена Акинфия Никитича заводовладелец сам оценивал результаты деятельности своих предприятий, отслеживал расход сырья и угля, контролировал технологический процесс, настроения среди рабочих. Отчёты заводские конторы отсылали хозяину еженедельно.
География городов и прочих пунктов, куда поступала продукция Верхнетагильского завода обширна: Архангельск, Казань, Нижний Новгород, Ярославль, Тверь, Рига, Москва, Санкт-Петербург. Был спрос на верхнетагильский чугун и за пределами империи, в частности, в Англии.
Во второй половине столетия производительность завода заметно снизилась. Это было общей тенденцией по всем заводам Невьянской группы, которая после смерти Акинфия Демидова перешла в собственность его сына Прокофия. Причин, почему это произошло, много. Основная же заключалась в том, что в мировой чугунной и железоделательной промышленности начинают внедряться новые, менее затратные, способы производства, и некогда передовые высокотехнологичные предприятия, каким являлся Верхнетагильский завод, становятся аутсайдерами, не успев за техническим прогрессом.

________________
Сноски:
1. См.: Геннин В. Описание Уральских и Сибирских заводов. 1735 г. – М., 1937, с. 619.
2. Кафенгауз Б. Б. История хозяйства Демидовых. Т. 1 – М., 1949, с. 189.
3. Цит. по: Кафенгауз Б. Б. Указ. Соч., с. 196.
4. Там же.
5. ГАСО. Ф. 101, оп. 1, д. 391, лл. 65-68.
Категория: История и краеведение | Добавил: Uralizdat (20.11.2016) | Автор: Чумаков Илья
Просмотров: 424 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]