Главная » Читальный зал » История и краеведение

Из истории ИТЛ-100
Исправительно-трудовой лагерь-100 образован для осуществления планов по строительству объекта первоочередной важности 14 июня 1946 года на строительстве завода № 813 (секретное предприятие по обогащению изотопов урана, сегодня ОАО УЭХК, расположенный на территории ЗАТО Новоуральск).
В первом полугодии 1946 года было завершено формирование коллективов собственно строительства № 865 и Управления военно-строительных частей в количестве 7-8 тысяч вольнонаемных и военных строителей. Для выполнения задания на 1946 год в срок необходимо было довести рабочую силу до 11-15 тысяч человек. Некомплект составлял 5-7 тысяч человек. У НКО СССР не оставалось больше свободной численности военнослужащих. Все, подлежавшие увольнению, были уволены в запас. Резервы призыва молодежи были исчерпаны.
Руководство государства после долгих поисков выхода и колебаний в начале июля 1946 года нашло компромиссное решение: военные строители остаются на строительстве в полном составе без изменений в составе УВСЧ строительства № 865. На общие работы, не связанные с совершенно секретными объектами, были допущены заключенные в составе ИТЛ-100, входившего в структуру строительства № 865, как самостоятельная хозрасчетная единица. Начальник ИТЛ-100, также как и начальник УВСЧ, назначался заместителем начальника строительства по лагерю.
Организация и формирование исправительно-трудового лагеря № 100 МВД СССР начались во втором полугодии 1946 года. Только 25 мая 1946 года была начата предварительная разработка мероприятий по подготовке к организации ИТЛ-100. Было предусмотрено ускоренное строительство бараков и подсобных помещений в жилых зонах для размещения заключенных. К предполагаемому сроку прибытия заключенных ни одна жилая зона не была готова их принять. Не готовы были и пять строившихся казарм воинского городка. Поэтому размещение заключенных было предусмотрено в промышленном корпусе № 6, где уже жили военные строители всех шести батальонов. В корпусе срочно сделали перегородку, разделив его на две секции. В одной жили солдаты. В другой разместили заключенных.
Первая структура лагеря состояла из управления ИТЛ и отдельных лагерных пунктов (ОЛПов), входивших в его состав.
Первым срочно был образован 14.06.1946 года ОЛП № 1. Это была первая структурная единица будущего ИТЛ-100. Начальником ОЛП-1 был назначен Д. А. Низола с освобождением его от должности заместителя начальника торгпита строительства. Начальниками частей ОЛП № 1 были назначены: КВЧ (культурно-воспитательная часть) - П. К. Баханов, УРЧ (учетно-распределительная) - А. П. Крастин, МСЧ (медико-санитарная) - Е. Г. Брусон (с 18.09.46 года её сменила Ф. К. Дьяченко), КБО (коммунально-бытовой отдел) - М. Ф. Стрюкова.
Первые заключенные, прибывшие в ОЛП № 1, были размещены в промышленном корпусе № 6 «Ангар», где уже жили военные строители.
Сразу же выявляли специалистов строительных профессий, сформировывали бригады и закрепляли за объектами и строительными районами и конторами. Перед ними была поставлена задача при нормальном 8-ми часовом рабочем дне и выполнении и перевыполнении общесоюзных норм выработки, построить и сдать объекты в установленные сроки.
По мере поступления заключенных во втором полугодии 1946 года были образованы еще шесть ОЛПов: на строительстве ДОКа № 2 был образован ОЛП-2 (и. о. начальника Брудник).
С 14.09.46 года был образован ОЛП № 3 на лесозаготовительном участке в 45-м квартале, начальник лесоучастка И. Н. Патрушев. ОЛП № 4 образован на строительстве воинского городка и жилых зон для заключенных, начальник участка № 5 С. И. Клюев, начальник ОЛПа капитан Минаев.
С 27.06.46 года на строительстве жилья (стройрайон № 2) был образован ОЛП № 5, начальник старший лейтенант Близнецов.

 

552-я бригада ОЛП №5, 1949 г.

 В это же время были образованы ОЛП № 6 на строительстве первой промплощадки завода Д-1, начальник стройрайона, он же начальник ОЛПа № 6 полковник Мещяриков и Комендантский ОЛП, начальник лейтенант Н. А. Тутунин. Комендантский ОЛП обслуживал Монтажную контору № 2, РПСМ, ОГМ, ОГЭ, АТК, ЖДО и др. подразделения строительства. Комендантский ОЛП состоял на балансе Управления строительства.
Одновременно с созданием ОЛПов были сформированы четыре (1-й, 2-й, 3-й, 4-й) дивизиона и четыре отдельных взвода охраны заключенных - ВСО (военизированная стрелковая охрана) в количестве до одной тысячи человек, в том числе самоохрана из заключенных. Начальником ВСО ИТЛ-100 был назначен полковник А. П. Клюшев, начальником штаба ВСО Копысов, заместителем по политчасти майор В. П. Москалев. Кроме заключенных, в октябре 1946 года по распоряжению ГУЛАГа (от 16.10.46 года за № 35400) на Строительство № 865 МВД были переведены из Тагиллага и Богословлага МВД 750 человек спецпоселенцев немцев Поволжья. Через Невьянский пересыльный пункт, где они были поставлены на все виды довольствия, выдали продовольственные карточки и деньги, они были направлены: на Невьянский кирпичный завод (150 человек); в совхоз «Буринский» (200 человек); на Камышловский кирпичный завод (150) человек; в Крыласовский известковый карьер г. Кунгур (30 человек); в лесные подкомандировки - 45-й квартал и Шитовские дачи (100 человек); в конный парк (70 человек) и в автоколонну (50 человек). Соответственно с этим были созданы Спецкомендатуры, где был организован оперативный учет и контроль спецпоселенцев, которые были обязаны ежемесячно приходить и отмечаться в спецкомендатурах.
Выезд спецпоселенцев без соответствующего разрешения не допускался. С 14.03.49 года все спецпоселенцы-немцы были переданы на оперативный учет в первый отдел ИТЛ-100. В числе спецпоселенцев был и главный врач САНО (санитарный отдел) строительства № 865 хирург Р. Х. Штейнерт.

Медицинские работники ИТЛ-100. (в центре – врач-хирург, спецпоселенец Штейнберг Р. Х.)

Руководителем ИТЛ-100 утвердили полковника П. А. Строкина. Одновременно он был назначен, по совместительству, заместителем начальника строительства по лагерю. Начальниками отделов Управления ИТЛ-100 были назначены: санитарного - капитан медицинской службы К. Н. Ермилов, культурно-воспитательного - майор К. Ш. Зальцберг, общего снабжения - М. Г. Замуэльсон, оперативно-чекистского - подполковник С. В. Моисеев, учета и распределения заключенных (ОУРЗ) - капитан В. Фучкин. В 1946 году практически было завершено формирование ИТЛ-100 и его подразделений в составе строительства № 865. На основной площадке было образовано семь ОЛПов со штатной наполняемостью от 600 до 2500 человек заключенных. Общая штатная наполняемость ИТЛ-100 на 01.01.47 г. составляла 10000 человек заключенных, фактически было 7700 человек. Система лагеря обладала сложной административно-территориальной структурой, которая была связана со спецификой структуры секретного объекта и производственной деятельности строительства № 865, так как ИТЛ-100 входил в состав структуры строительства, как его составная структурная единица.
Вторая специфика состояла в том, что с 01.01.48 г. в составе ИТЛ-100 были образованы и начали работать на секретном объекте «Прокуратура ИТЛ-100 и строительства № 865 МВД СССР» и «Спецсуд-100», обслуживавшие как контингент заключенных, так и коллективы вольнонаемных работников строительства, субподрядных организаций, завода № 813 и военнослужащих УВСЧ и воинской части 3280.
В ИТЛ-100 были образованы строительные, лесозаготовительные, сельскохозяйственные лагерные подразделения. В целях сохранения государственной тайны строительства и лучшего использования труда заключенных со 2.01.47 г. строительные районы и конторы были объединены и выступали уже как лагерные подразделения - ОЛПы. Начальниками ОЛПов были утверждены начальники строительных районов и контор, а начальниками ОЛПов соответственно назначили заместителями их по лагерю. Всего на 20.02.47 г. в ИТЛ-100 уже содержалось 11652 человека заключенных.
В 1947 году продолжалось развертывание новых стройрайонов, субподрядных организаций и лагерных подразделений ИТЛ-100. В связи с поступлением нового этапа заключенных 01.02.47 г. был образован ОЛП №  9, временно размещенный во вновь отстроенной казарме № 1, а 30 июня 1947 года он был переведён с основной площадки на строительство Уктусского кирпичного завода «Новострой» в Свердловск.
08.02.47 г. Комендатский ОЛП был реорганизован в лагерное отделение № 1 с подчинением ему 7-го лагерного пересыльного пункта. Начальником лаготделения был назначен лейтенант Н. А. Тутунин, его заместителем старший лейтенант А. И. Соколов.
26.06.47 г. лагерное отделение № 1 (бывший Комендантский ОЛП) был реорганизован в женское отделение лагеря. В лаготделении № 1 был оставлен центральный лазарет. В его состав были переведены ОЛП матери и ребенка с Домом младенца.
20.02.47 года был организован ОЛП № 10 в Буринском совхозе в Челябинской области в составе 210 человек заключенных и 200 человек спецпоселенцев. В марте был образован 1-й отдел по оперативной работе и охране ИТЛ-100, за счёт объединения оперчекотдела со штабом ВСО. Начальником его назначили подполковника С. В. Моисеева. 28.04.47 г. промстройрайон № 1 был разделён на два строительных района: № 1 и № 4. Первый стройрайон остался на первой промплощадке на строительстве завода Д-1, в главном корпусе. На его обслуживание был вновь создан ОЛП № 7 (начальник Ф. П. Кораблев), расположенный в жилом доме на улице Дзержинского между ДОЗом № 1 и первой промплощадкой.
Стройрайон № 4 был создан для строительства второй промплощадки. На его обслуживание был закреплен ОЛП № 6 (начальник ст. лейтенант В. Т. Мурдасов).
26.06.47 г. был образован строго режимный штрафной ОЛП на каменном карьере № 1 «Иван-Гора», располагавшийся в 2-х километрах за поселком Верх-Нейвинский. Штрафной ОЛП был предназначен для изоляции от основной массы заключенных нарушителей лагерного режима. Это в большинстве своем были отпетые уголовники-рецидивисты, имевшие несколько судимостей, совершившие побеги из мест заключения, не желавшие честно и добросовестно работать, искупая свою вину, систематически нарушавшие лагерный режим, постоянные «посетители» штрафного изолятора (ШИЗО). Основным занятием штрафников на каменном карьере была добыча и поставка камня для подразделений строительства. Основным требованием к ним было честная работа и ежедневное выполнение норм выработки. Им была назначена самая низкая норма (штрафная) лагерного питания.

Барак посёлка Северный

Основную массу заключенных составляли осужденные по бытовым статьям и Указам, так называемые «бытовики» и «указники». Много было осужденных за самовольный уход с производства (прогулы и опоздания), за мелкие кражи на производстве и колхозных полях, за мелкое хулиганство на большие сроки, в основном, от 5-ти до 8-ми лет заключения в лагере. Они стали жертвами жестокого законодательства тоталитарной власти - сталинской диктатуры в предвоенные, военные и послевоенные годы. Указы 1940-го, 1941-го, 1947-го годов были отменены только в 1956 и 1957 годах.
М. П. Нерушин, сочетавший научную работу с производственной, вспоминал, что цех № 70 строили заключенные. В бригадах, в основном, работали те, кого называли «хлебниками». Это те, кого судили за сбор колосков на колхозном поле после уборки урожая. «…Это были удивительно порядочные, трудолюбивые и исполнительные люди, нелепостью судьбы заброшенные сюда. Они не жаловались, а просили дать им больше работы, чтобы сократить свой срок наказания по зачёту рабочих дней».
Среди заключённых в ИТЛ-100 осужденные за политические преступления по статьям 58 УК РСФСР и 54 УК РСФСР и другим, составляли небольшую часть заключенных лагеря. Были, в основном, две категории «политических»: за антисоветскую пропаганду, политический анекдот, и другие высказывания. Их называли в лагере «болтуны». Вторую категорию политических заключенных составляли люди, бывшие в годы немецкой оккупации карателями, полицейскими, старостами, а также «лесные братья», в основном, эстонцы воевавшие на стороне немцев против солдат советской армии. В ИТЛ-100 был так называемый «офицерский этап». Практически все заключенные этого этапа были младшими и старшими офицерами советской армии, осужденными за различные воинские преступления, совершенные в конце и после войны. Среди них были осужденные за дезертирство, насилие, мародерство, убийства, а также несли наказание за преступления, совершенные их подчиненными.
Заключенные офицеры, имея богатый опыт организаторской работы и работы с людьми, быстро адаптировались, и заняли соответствующие положение. Среди заключенных были люди, занимавшие до ареста высокие посты в чиновничьей иерархии: министр финансов автономной республики, секретарь Полтавского обкома ВЛКСМ, руководитель крупной центральной сберегательной кассы, начальник военного госпиталя - полковник, инженеры и хозяйственные руководители. В заключении находились журналисты, режиссер театра, артисты, доктор филологических наук из Омского университета и многие другие. Ветеран города А. И. Макарова, работавшая в те годы в КВО ИТЛ-100, вспоминала, что в строительном районе № 2 работала прорабом заключенная Н. А. Лачинова. Она строила первые капитальные дома по улице Ленина, здание Музыкально-драматического театра. Отец её был известным инженером-строителем. Она оканчивала институт, вышла на дипломную работу, но получить диплом не успела. Была осуждена за антисоветские высказывания. В архитектуре города оставила свой след. И не случайно её (заключенную!) пригласили, в порядке исключения, на торжественное открытие театра.
В плановом отделе ОЛПа № 7 работал заключенный польский журналист поляк Бек или как его звали «пани Бек». Он был подпоручиком польской армии. Осуждён «тройкой» в Катыни. Ему было предъявлено обвинение в написании книги антисоветского содержания. «Пани Бек» был высоко образованным человеком. Он в совершенстве владел семью иностранными языками, побывал во многих странах мира, присутствовал в качестве журналиста на коронации английского короля Георга VI.
Отбывал срок в ИТЛ-100 режиссер театра Туманов, осуждённый за антисоветские высказывания. Он принимал активное участие, вместе с артисткой Кичигиной, в художественной лагерной самодеятельности в культбригаде КВО. После освобождения он некоторое время работал в нашем театре.
Абсолютное большинство заключенных добросовестно трудилось на строительстве, в монтажных организациях, во вспомогательных цехах завода, на эксплуатации оборудования и в других организациях города.
Часть из них после освобождения работала на должностях руководящих работников: начальниками крупных строительно-монтажных участков в СМУ-1, СМУ-2, СМУ-3, директорами ДОКа, РМЗ, главными бухгалтерами строительно-монтажных управлений, мастерами РМЗ и др.
Некоторые из них удостоены государственных наград, премий и почётных званий. Ветераны строительства до сих пор вспоминают знаменитую тогда Таировскую бригаду заключенных. Они полностью загружали бетоном железную тачку и по катальным ходам, т. е. по доске, бегом катили её до опалубки, и сходу опрокидывали тачку так, что весь бетон оказывался в опалубке, а тачку уже катили за новой порцией бетона. Это была тяжёлая работа, она требовала большой затраты физической силы человека. Механизация труда была тогда минимальной. Все грузы, строительные материалы доставлялись на объекты строительства на лошадях, а на рабочие места - на «козе», в лучших случаях на транспортере, а точнее сказать, вручную.
Нужно отдать должное руководству строительства в том, что тысячи заключенных, находясь в ИТЛ-100, не только получили одну или более строительную специальность, но и, освободившись из заключения, оформились на работу, получили средства существования и в абсолютном большинстве случаев порвали со своим уголовным прошлым.
Режим в лагере был строгим. Подъём в 6-00 часов, в 6-30 завтрак, на работе с 8-00 до 18-00 часов с одним часом перерыва на обед, ужин в 19-00 и отбой в 23-00. Все заключенные обязаны были работать. Освобождение от работы или перевод на лёгкий труд производился по заключению медицинских работников (врачей).
Большинство заключенных добросовестно выполняли режим содержания в лагере: честно трудились, выполняли и перевыполняли выработки, получали зачёты рабочих дней и снижение сроков заключения, активно участвовали в художественной самодеятельности. В ОЛПах уже в 1947 году было пять клубов, культбригада КВО ИТЛ-100.
В лагере, по свидетельству ветеранов, были нарушения лагерного режима, в том числе побеги из лагеря, убийства среди заключенных, бунты, отравления - всё было, но все нарушения режима содержания пресекались сразу в корне. Были такие, в основном, воры-рецидивисты, которые не хотели честно и добросовестно работать, отказывались выходить на работу, нарушали режим в лагере. К ним принимались разные меры дисциплинарного воздействия. Самой сильной и наиболее действенной мерой было помещение нарушителя в штрафной изолятор(ШИЗО) на несколько суток. В ШИЗО они были изолированы от основной массы заключенных в камере. Кормили - кружка воды и кусочек хлеба по принципу коммунизма «кто не работает, тот не ест» На определенную категорию заключенных не действовало и содержание в ШИЗО, они продолжали нарушать режим, терроризировать законопослушных заключенных, отбирая у них хлеб, избивая тех, кто не хотел им подчиняться. Именно для таких заключенных - злостных нарушителей режима - в июле 1947 года руководство строительства ИТЛ-100 организовало штрафной лагерный участок на каменном карьере «Иван-гора», в двух километрах за посёлком Верх-Нейвинский. Заключенные добывали камень, который доставлялся для строительства в город.
По охране заключенных штрафного ОЛПа был выделен специальный взвод солдат, командиром которого назначен лейтенант В. А. Мамалыга. Работа по охране такого контингента имела большие сложности. Его жена, О. П. Мамалыга, в то время работала в 1-м отделе по оперативной работе и охране, она вспоминает: «Мой муж почти постоянно находился на казарменном положении. Мне часто приходилось навещать мужа и быть очевидцем. Как мне помнится, последний подкоп был сделан до 7 метров в сторону леса. Готовился групповой побег, т. е. должны были сбежать все заключенные. Пришлось организовать дополнительную охрану, засаду, выставлять даже пулемет. Побег был ликвидирован без применения оружия».

Управление ИТЛ-100. 1 ряд: Г. А. Гарунин, Пантелеев, И. А. Булаткин, Мытерякин, И. К. Мокин 2 ряд: И. И. Гитов, Г. Г. Муставин, Ф.П. Кораблёв, Петухов

...
Одновременно с 08.08.49 г. в ИТЛ-100 были организованы пункты профилактического отдыха (ППО) и оздоровительные пункты (ОП). Срок пребывания заключенных в ППО и ОП был установлен приказом МВД СССР - две недели. За перевыполнение норм выработки заключенные получали денежные премии, продуктовые подарки, дополнительные хлебные пайки и дополнительное питание, отдыхали в 2-3-дневных комнатах отдыха и двухнедельных ППО и ОП, но особо ценились заключенными зачёты рабочих дней.
Учитывая важность и срочность работ по строительству предприятий атомной промышленности, созданию и испытанию атомной бомбы, в МВД СССР было принято решение о зачёте рабочих дней заключенным за высокопроизводительный труд и примерное соблюдение лагерного режима в льготном исчислении, когда за один день работы засчитывали два или три дня.
Бывший начальник ОЛПа № 7 Ф. П. Кораблев рассказывал, что заключенным, выполнявшим нормы выработки на 200 %, сокращался срок на два дня, а на 300 % - на три дня. Большинство заключенных не жаловались на свою судьбу, а просили дать им побольше работы, чтобы уменьшить свой срок пребывания в лагере. Все работали от зари до зари, чтобы как можно быстрее выйти из лагеря. Были случаи, когда вместо пяти лет, зарабатывая дни и месяцы, выходили из лагеря через 2-3 года. Зачёты рабочих дней были главным стимулом повышения производительности труда и сокращения срока строительства объектов.
В первые послевоенные годы было много осужденных женщин, в том числе, имевших малолетних детей. Только в ИТЛ-100 содержалось около двух тысяч женщин. Вначале они были в женских зонах во всех ОЛПах. Летом 1947 года Комендантский ОЛП был реорганизован в женское отделение лагеря. После расформирования ОЛПа № 2 был образован лагерь «Мать и дитя», в котором находилось порядка трёхсот матерей с детьми. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 августа 1947 года были освобождены от дальнейшего отбывания наказания в ИТЛ беременные и женщины, имеющие при себе в лагере детей. По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 22 апреля 1949 года также освобождены от наказания осужденные беременные женщины и женщины, имевшие малолетних детей. При освобождении матерей с детьми по приказу начальника строительства № 865 от 13.05.49 г. выдавали комплекты одежды для детей до одного года, в которые входили: головной убор, пара обуви, смена пелёнок, смена белья и одеяльце.


Дом младенца при ИТЛ-100, педиатр Харитонова

...
Медико-санитарное обслуживание заключенных ИТЛ-100 осуществляли медико-санитарные части лагерных подразделений - МСЧ ОЛПов, имевшие в своём составе амбулатории на 5-6 работников, в ряде ОЛПов были больницы. При ОЛПе № 7 был организован лазарет на 200 коек, где работало 12 врачей. Возглавляла лазарет Е. Г. Брусон. В лазарет госпитализировали тяжело больных заключенных со всех ОЛПов. Кроме заключенных в лазарете лечились и вольнонаёмные работники лагеря. В центральном лазарете были хирургическое, терапевтическое, туберкулезное отделение, родильный дом и аптека. Медсанчасти лагерных подразделений создавались при образовании ОЛПов. С 16.06.46 г. начальником МСЧ (медико-санитарная часть) ОЛПа № 1 была Е. Г. Брусон, позднее был Ф. К. Дьяченко, в других лагерных подразделения начальниками МСЧ были: ОЛПа № 4 -  ст. лейтенант медицинской службы Алферов, ОЛПа № 7 - капитан медицинской службы Слесаренко, «Дома младенца» - М. В. Харитонова, ОЛПа № 6 - Г. И. Тазитдинов.
...
Заключенные в 1946-48 годах использовались на общестроительных работах, в основном, на земляных работах. Но, как только начинался монтаж основного оборудования - диффузионных машин - заключенные сразу же снимались с работы и выводились из корпуса, и заменялись военными строителями и вольнонаёмными рабочими.
В апреле 1949 года Строительству № 865 МВД СССР был присвоен новый номер 313 МВД СССР. ИТЛ-100 при Строительстве 313 просуществовал до 14 мая 1953 года, далее он был переименован в Бобровское ЛО (лагерное отделение). Место дислокации: Свердловская область, р. п. Верх-Нейвинский. В 1950 году труд заключенных использовался на строительстве ЛЭП-220 от Нижне-Туринской ГРЭС до Свердловска, на строительстве комбината 813, на добыче песка на Мысковском карьере, на строительстве Уральского политехнического института, на строительстве Елизаветинского кирпичного завода, на строительстве караульных помещений спецчастей ГУВО МГБ при заводе № 813, жилых и культурно-бытовых объектов.
Численность заключенных составила на 01.01.50 г. 10290 человек, на 01.01.51 г. - 18767 человек, на 01.01.52 г. - 15844 человека. С 1950 года количество ОЛПов увеличилось до одиннадцати, восемь из которых были закреплены за строительными подразделениями. Во второй половине 1952 года, в связи с сокращением объёма работ и отсутствием перспективы на 1953 год, началось сокращение количества заключенных и лагерных подразделений. Так, на 01.01.53 г. численность заключенных составила 7474 человека, а 01.04.53 г. - всего 6533 человека. С 01.01.53 г. ИТЛ-100 со Строительства № 313 Главпромстроя МВД СССР был передан в Министерство Юстиции. Согласно распоряжению за № 7 от 04.02.1953 г. по Управлению строительства ИТЛ-100 было осуществлено освобождение от работы и отправки с территории строительства бывших заключенных, судимых по ст. 58 УК РФ. В приказе начальника ИТЛ-100 МВД СССР от 31.03.1953 г. за № 037 был определён порядок освобождения заключенных, с применением Указа Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии» (27.03.53 г.), со ссылкой на совместные приказы МВД, Министерства юстиции, Генерального прокурора СССР № 08\012\85 от 28.03.53 г. с утверждённым планом по освобождению контингента заключенных.
С 14 мая 1953 года ИТЛ-100 был выведен из состава Строительства № 313 МВД СССР в самостоятельное лагерное отделение - Бобровское лагерное отделение. Возглавил отделение полковник М. И. Козодаев. Бобровлаг обслуживал Строительство № 313, совхоз «Бурино» и вёл строительство Уральского политехнического института. Численность заключенных на 15.05.53 г. составила 1445 человек, а на 01.07.53 г. составила всего 974 человека, в том числе 22 женщины. Передача ИТЛ-100 Министерству юстиции и выделение из его состава Строительства № 313 МВД СССР по времени совпало с большой амнистией от 27 марта 1953 года. С 3 июля 1953 года шло формирование состава эшелона № 97557 без указания места назначения, в котором были отправлены последние 974 человека. Бобровское лагерное отделение было закрыто 25.06.1953 г. в связи с переходом Строительства № 313 на вольнонаёмную рабочую силу.

Оксана Жидкова, директор МБУК «Новоуральский историко-краеведческий музей»

 

Источники:
Система ИТЛ в СССР. 1923-1960 гг. Справочник. - М., 1998.
Приказ 013 МВД СССР № 865 от 26.05.46
Приказ 016 МВД СССР № 865 от 14.06. 46
Приказ 01 МВД СССР № 865 от 02.01.47
Приказ 0693 МВД СССР № 313 от 20.05.52
Приказ 037 МВД СССР № 313 от 31.03.53
Приказ 015 начальника Бобровскокого отдельного лагерного отделения от 03.07.53*
(примечание автора: ссылка на копию письма исполнительного директора ОАО СПАО СУС В. Н. Романова № 15/16 от 29.04.03 О создании ИТЛ-100 на запрос Председателя общественной комиссии - заместителя главы города А. И. Александрова № 1605/01-13 от 25.11.02 г.)

 

Copyright © Жидкова О. П., 2014. Все права защищены

Категория: История и краеведение | Добавил: Uralizdat (09.10.2014) | Автор: Оксана Жидкова
Просмотров: 1361 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]