Главная » Читальный зал » Владимир Назаров

Шаги таёжной весны

ШАГИ ТАЁЖНОЙ ВЕСНЫ

…Самое моё любимое время в году – весна!
Начинается она уже в феврале пришвинской «весной света», а заканчивается «весной воды», «весной первой зелени». В наших северных краях период этот иногда сильно растянут: нежная зелёная кисея окутывает островные леса когда в начале, когда в середине, а когда и в конце мая. Вслед за «весной света» очень часто приходит снова зима – с морозами, снегопадами, острым жёстким настом в тайге. А потом опять оттепель, циклон с Атлантики – и в течение нескольких часов образуется снежная каша вокруг дальних охотничьих избушек! Даже на «Буране» оттуда не выберешься!.. (Правда, в это время все зимовья пустуют).
Нынешней зимой (2004 г.) дыхание весны я впервые почувствовал второго февраля; в то самое время, когда «…под голубыми небесами великолепными коврами, блестя на солнце, снег лежит!». Так именно пушкинскими строками и хотелось говорить, тропя сверкающую снежную целину широкими охотничьими лыжами. Разлинована она была везде длинными голубыми тенями от деревьев; голубыми были и сугробы в тени, и снежные пни, и, конечно, само просторное, широко распахнувшееся над тайгой небо, мощно отражавшееся в снежном зеркале февраля.
Голубые шпалеры, разнообразная мозаика голубых пятен на искрящихся снежных пуховиках, весеннее попискивание синичек и радостный стрекот сорок, готовящихся к своим свадьбам; стук дятла и падение густых снежных шапок с веток сразу весело позеленевших сосен и елей; яркие солнечные лучи, пробивающиеся в самую глухую лесную чащу, – всё это запечатлелось не только в памяти, но и на цветной фотоплёнке. Снимал я «весну света» и плёночным фотоаппаратом со сверхширокоугольным объективом, и цифровой камерой. Но даже цифровая фотография, по-моему, не в состоянии была передать то, почти что весеннее, великолепие в природе, которое виделось обыкновенными моими глазами. Но они, увы, слезились и щурились от яркого света, миллиардов колючих блёсток на снегу.
Но дышалось очень легко и свободно, чистый, свежий лесной воздух, напоённый смолистым запахом, волновал грудь…
Часов пять бродил я на лыжах по весенней уже тайге, выискивая места поинтереснее… Но из сотен снимков выбрал потом лучших, увы, не больше десятка! Но продолжу весеннюю тему!
Второй раз «весну света» мне удалось поснимать в начале марта, в просторной берёзовой роще. День стоял совсем тёплый, на солнцепёке снег уже начал подтаивать, образуя сосульки. Мартовский свет – совсем не тот, что февральский! Он гораздо мягче в тенях, гораздо теплее, акварельнее, что ли… Возможно, этому помогает разлитая в воздухе дымка, влажные испарения. Серия фотографий под общим названием «Мартовские акварели» тоже неплохо подошла для фотоконкурса!
Теперь пора за съёмками наступающей «весны воды»!
…Как-то в детстве я, надев обыкновенные резиновые сапоги, отправился бродить по апрельской снежно-водяной каше. В лесу она оказалась глубокой, чуть ли не по пояс! Еле выбрался из этого холодного хлюпающего месива, конечно, зачерпнув в голенища сапог весенней водицы…
Сушился на просеке, где апрельское солнце жарило вовсю. Здесь валялись не убранные с зимы лесорубами поваленные стволы сосен, кедров, елей, источавшие густой аромат смолистой хвои. Она уже начала вянуть, засыхать на мёртвых стволах…
Над дальним краем леса пролетел маленький «АН-2»; села на сучок рыжая бабочка; хлопотливые муравьи спешили куда-то по перекрещенным тёплым стволам; прела освободившаяся от снега земля. Раздевшись, я загорал под жаркими лучами апрельского солнца!..
А через неделю с севера дохнула Арктика, пошёл снова снег. Северный Урал по погоде очень близок нашему округу!
Уже здесь, в Нефтеюганске, выбираясь далеко за город по весеннему насту, я не раз попадал в ловушки: с утра морозец, наст хорошо держит ходока, а к полудню снег под ногами начинает проваливаться до самой земли; увязаешь по пояс, особенно там, где зимой намело сугробы.
Брести по апрельской снежной рыхлой целине очень тяжело! Выматываешься враз!.. Меня выручали снегоступы собственного изготовления: срубишь несколько берёзовых веток потолще и кладёшь их по очереди впереди себя! До ближайшей дороги добраться можно, но не приведи Господь оказаться в это время далеко в тайге! Даже с охотничьими лыжами, на которые густо налипает снизу талый снег. Надо останавливаться, снимать лыжи, очищая их по всей длине от снежной «шубы».
…Не раз я и здесь, на Севере, бродил в сапогах по снежной каше, но уже в начале мая, когда в островных лесах всё ещё полно снега, но просеки и дороги начинают понемногу освобождаться от него. Идёшь по краю лесной дороги, там, где солнце уже успело растопить снег и лёд. Тут тоже не зевай: тракторные колеи глубоки и налиты ледяной водой, куда я раз и плюхнулся со всей своей фотоаппаратурой (потом дома её разобрал, развинтил, насколько можно было, и сушил у горячей батареи).
…У «весны воды» свои особые прелести: широкое, всё захватывающее половодье! С приобских лесных островов устремляются в пойму мутные глинистые ручьи, прорывая по краям глубокие безобразные рвы и борозды; подмывая вековые деревья, которые с грохотом рушатся вниз, под откос! Таких лесных завалов у пойменных проток очень много!.. Почти не пробраться!..
Зато на моторке или даже на резиновой лодке плыть по весенней пойме одно удовольствие. Особенно, когда начинают расцветать тальники, и густой медовый запах сопровождает вас километрами. На широких разлившихся сорах кричат лебеди, утки, кулики; в светлом небе утрами и вечерами проплывают дальше на Север караваны гусей, журавлей…
Трудно описать словами этот праздник в природе, случающийся только раз в год!..
Поэтому в погожую погоду я всегда спешу на пойменные острова, на широко разлившиеся протоки, полные необъяснимых чудес и загадок!..
Встречи с обитателями здешних привольных мест запоминаются навсегда! Даже если кто-то и не попадает в кадр.
Многие художники, например Левитан, очень любили пору половодья, «весны воды», и запечатлели её на своих полотнах. Наш певец природы М. М. Пришвин прекрасно, прочувствованно отразил в своих книгах и «весну света», и «весну воды»!.. Знаменитые окские разливы снимал В. М. Песков!
Тургенев, Некрасов горячо любили это лучшее время года! Но для многих лесных обитателей большое и затяжное половодье грозит страшной бедой: для зайцев, для лис, для белок, для мышей – для всех, кто плохо умеет плавать. Но даже лоси и медведи, вроде бы привычные к воде, стараются по весне уйти поближе к дорогам, к буграм, к человеческому жилью, чтобы прокормится.
Зато орлану-белохвосту раздолье: парит над разливами вод в пойме, высматривая добычу. А это и снулая рыба, и зазевавшаяся ондатра, и другой неосторожный сосед прилетевшего издалека, с южной зимовки, на свою исконную родину хищника…
…Быстро пролетает весеннее время! Не успеешь оглянуться, уже июнь: время цветения таёжного багульника, пушицы, черники и брусники, рябины и калины…

 
В весенней тональности (из серии "Весна воды")
 
Ледоход на реке Юганская Обь, май 2015 г.
 
Автор на льдине, выброшенной ледоходом. Река Юганская Обь, май 2017 г.
 
 

Copyright © Назаров В. П., 2019. Все права защищены
Категория: Владимир Назаров | Добавил: Uralizdat (15.05.2019) | Автор: Владимир Назаров
Просмотров: 15 | Теги: Владимир Назаров, проза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]