Последний настоятель - История и краеведение - Читальный зал - Уральское провинциальное издательство Uralizdat: печатные издания, электронные книги, магазин книг
Главная » Читальный зал » История и краеведение

Последний настоятель

 

Денис Щербина

ПОСЛЕДНИЙ НАСТОЯТЕЛЬ

Когда массово закрывались и разрушались православные храмы, когда сотни тысяч пастырей и простых верующих людей подвергались гонениям и репрессиям, в самый разгар безбожного жительства «по-советски» предстать в алтаре Николаевского православного храма поселка Верх-Нейвинска, совершать в нём последние богослужения и молиться с местной паствой промыслом Божиим был поставлен ранее служивший под его сводами, ещё в сане диакона, священник Макарий Огибенин. Ему чудом удалось избежать заключения в лагере, тогда как многие представители духовного сословия в 1930-х годах именно там, в узах и расстрельных комнатах, заканчивали свои земные дни.

Макарий Огибенин, 1905 г. Из архива Т. Огибениной

Будущий пастырь Макарий Мартинович Огибенин родился в 1870 году в Висимо-Шайтанском заводе в семье старообрядцев часовенного согласия. Его отец, Мартын Иванович Фирсов, был рабочим на заводе. Мать, Вера Клементьевна, урождённая Огибенина, рано овдовела. В воспитании её детей ей помогал её отец Климентий Трофимович Огибенин, потому все дети Веры Клементьевны носили фамилию её отца [1]. Получив при домашнем образовании начальные азы грамоты, Макарий Мартинович уехал в 1890-х годах в Томскую тайгу, где проживал у своих родственников-старообрядцев. Несмотря на это, он затем перешёл в Православие. Оказавшись на Урале, в 1900 году Екатеринбургской Духовной консисторией был определен членом епархиального миссионерского комитета, в составе которого Макарий Мартинович «с особой ревностью подвизался на поприще миссии» [2]. В 1901 году по решению епархиального начальства его назначили псаломщиком Николаевской единоверческой церкви Верх-Нейвинского завода, в приходе которого с давних времён проживали старообрядцы различных согласий. Молодому и активному миссионеру работы хватало. Продолжая миссионерскую деятельность, Макарий Мартинович об этом писал для Екатеринбургских епархиальных ведомостей статьи и заметки [3]. В те же годы он совершал миссионерские поездки по местам распространения старообрядческих общин на территории Пермской губернии. Видимо, тогда же Макарий Мартинович начал вести путевой дневник, фиксируя на его страницах происходящие с ним события, встречи и общение с различными людьми. Так он стал автором очерка «День в раскольническом скиту» с подзаголовком «Из моих путевых воспоминаний», на страницах которого он ярко, в художественной манере, с хорошим чувством юмора и иронией описал жизнь отдельно взятой старообрядческой общины, укромно живущей в лесном скиту. Написанный им очерк получил одобрение, пройдя проверку Духовного цензурного комитета. Цензор архимандрит Арсений от 8 января 1902 года утвердил: «Печатать дозволяется». Книга была издана в тот же год в серии «Народно-миссионерской библиотечки», в Санкт-Петербурге, в типо-литографии В. В. Комарова на Невском проспекте, 136 [4].

Титульный лист первого издания очерка

В частности Макарий Мартинович в своём произведении ещё раз подтверждает тот факт, что отрекшиеся от всего мирского старообрядцы, буквально до фанатизма, категорически не признавали и тем более не употребляли в пищу такую сельскохозяйственную культуру как картофель. Из отечественной историографии известно, что первые попытки Императора Петра Первого внедрить в России завезённый им же «заморский» картофель не увенчались успехом. Русский народ с большой опаской относился к его появлению. В крестьянской среде вплоть до начала ХIХ века по-прежнему обходились репой и брюквой.
Вот что Макарий Огибенин свидетельствует: «Прошлой зимой, знаете ли, один «христолюбец» привёз из деревни к нам в обитель мешок картофелю. Ох, напасть! Ныне в миру все жрут, а святые-то отцы запрещают ясти этот плод. Он вырос, я тебе скажу, откуда, что срамно есть и глаголати. Что есть картофель – не знаешь? Всякое растенье наверху плод даёт, а картофель в самой, что ни на есть, земле. Видишь, совесть не чиста, потому она от глаз людских и прячется» [5].
Кроме того, с его же слов можно узнать отношение старообрядцев к такому распространённому обычаю на Руси как чаепитие из самовара. Далее автор сообщает: «Вот тоже соблазн, - начал он, - нешто это было прежде, ну где такую посудину найдёшь, чтобы по краям вода была, а в середине огонь? Одно слово, антихристова утроба эфтот самый самовар! Тоже одно помрачение православным христианам. Возьми в пример чай: трава как трава, а растёт у идолопоклонников, а уж если здесь не растёт – значит, Богу не угодно, чтобы мы её не употребляли, а китайцы – что? Поганый народ! Там покропят её ихние-то идольские жрецы змеиным жиром, да и отправляют по всему свету: кушайте, дескать, очинно освежительный напиток! От того-то он и чёрный такой, что все пакости над ним проделывают нехристи <…> и выходит так: нажрался если идоложертвенного – пропащий человек» [6].
Совершая своё служение в Верх-Нейвинском заводе, будущий священник познакомился с местной девушкой Ольгой Ксенофонтовной Багарядцевой (1882-1944), ставшей его супругой. Отец её был служащим заводской конторы, работал в отделе золотодобычи. Сама она была выпускницей Екатеринбургской гимназии, это давало ей «право учительствовать в младших классах, что и делала с честью вплоть до 1917 года» [7]. В разные годы у отца Макария и матушки Ольги родились дети: Алексей (1904 г.р.), Владимир (1909 г.р.), Наталия (1914 г.р.), а также сыновья Василий и Николай, которые умерли во младенчестве [8].
7 сентября 1903 года Преосвященный Никанор (Каменский), епископ Екатеринбургский и Ирбитский, рукоположил Макария Мартиновича в сан диакона с назначением на службу в Николаевский православный храм Верх-Нейвинского завода. Обладая сильным и могучим голосом, отец Макарий служил благолепно и благоговейно. За усердие по службе в честь празднования Святой Пасхи в 1905 году Преосвященный владыка Владимир (Соколовский), епископ Екатеринбургский, удостоил его грамоты Архипастырского благословения. Вскоре, 7 апреля того же года, решением Екатеринбургской Духовной консистории отец Макарий был переведён служить в Богоявленский кафедральный собор города Екатеринбурга [9].
Из воспоминаний Наталии Макаровны Онищенко, урождённой Огибениной: «От природы у папы был могучий бас. Работая в Свердловске, я встречалась с человеком, который, будучи регентом хора, знал папу. Он рассказывал, что когда отец пел, то в окнах собора (на площади 1905 года) дрожали стекла. Отец был образованным. Очень грамотно и красиво писал, хотя всего добился самообразованием. Характер его был, не в пример маминому, мягким. Нас, детей, никогда не наказывал. Только чуть повышенного тона нам было достаточно. Да и мама не наказывала. Папа много читал. Любил читать о путешествиях, и сам бы путешествовал, если бы было другое время» [10].
27 июня 1905 года отец Макарий был переведён служить в Христорождественский собор Кыштымского собора. Позднее он перевёлся служить в Тобольскую епархию, где своё диаконское служение он продолжал совершать в Рождества-Борогодицком соборе города Кургана. В декабре 1910 года отец Макарий был принят в штат клириков Знаменского собора города Тюмени.
Величественный собор был освящён в 1801 году. Своей архитектурой он представлял редкий образец «сибирского барокко».
В годы своего служения в этом величественном храме, под благодатными сводами которого пребывал чудотворный образ Божией Матери «Знамение», отец-диакон Макарий Огибенин нёс послушание законоучителя для учащихся церковно-приходской соборной школы. Кроме этого по приглашению супругов Колокольниковых: купца Первой гильдии Степана Ивановича и Марии Николаевны, приложивших много усилий и способствовавших распространению народного образования в Тюмени и открывших осенью 1911 года свою частную школу, отец Макарий приступил к своим обязанностям в должности её законоучителя.
Усердно совершая своё служение в Тюмени, отец Макарий не единожды был отмечен обще-церковными, государственными, архипастырскими наградами. В ознаменование 25-летия церковно-приходской школы в 1910 году отцу-диакону была пожалована серебреная медаль. В 1912 году от Тобольского епархиального училищного совета ему было выплачено денежное вознаграждение в размере 15 рублей: «за усердие и успешность в преподавании пения в 1911 году». В память 300-летия царствования Дома Романовых отцу Макарию была преподнесена для ношения закрепленная на колодке бронзовая медаль [11].
В марте 1914 года ему было преподано Архипастырское благословение. 9 февраля 1917 года Высокопреосвященный Варнава (Накропин), архиепископ Тобольский, с формулировкой «за усердные и полезные труды на церковно-школьном поприще и за пожертвование в пользу церковных школ» отцу Макарию была преподнесена грамота Архипастырского благословения, спустя год его вновь ожидала архиерейская благодарность [12].
Статная фигура отца-диакона, его голос, мощь и дикция запомнились не только Тюменским прихожанам, но и другим православным. Летние торжества, совершённые в 1916 году по случаю прославления в лике святых святителя Иоанна, митрополита Тобольского и всея Сибири, привлекли огромную массу паломников. Особенно запомнился крестный ход Тюмень – Ялуторовск – Тобольск. Участвовал в этих торжества и отец Макарий, сопровождая крестоходцев вместе с настоятелем Знаменского собора священником Иоанном Страховым. Вот что писали о тех событиях Тобольские епархиальные ведомости: «Прочитать чин был поручено о. диакону Тюменского Знаменского собора Макарию Огибенину, обладающему сильным голосом, и он был прочитан им толково и вразумительно» [13].
31 марта 1919 года отец Макарий был участником памятного вечера скорби, посвящённого мученичеству Тобольского владыки Гермогена (Долганева; 1858-1918). Корреспонденты Тобольских епархиальных ведомостей об этом писали: « <…> после служения вечерни в Знаменском соборе, при участии двух лучших хоров в г. Тюмени – Ильинского и Знаменского, состоялось чтение о мученической кончине Епископа Гермогена и двух священников Тобольской епархии… О. диакон Огибенин прочитал о пребывании Епископа Гермогена в Екатеринбургской тюрьме, о страданиях Епископа на пароходе «Ока», о последних минутах земной жизни его и о кончине. О. диакон прочитал из «Тобольских епарх. ведомостей» без всяких добавлений со своей стороны, отчего впечатление от чтения получилось очень хорошее, так как от такого чтения получился рассказ в целом его объеме» [14].
О служении отца Макария в Тюмени вспоминал его сын Владимир: «Помню гармоничное мощное звучание хора и папин ясный, ровный, величественный голос. Мне всегда хотелось смеяться, и бегали мурашки по спине, когда он заканчивал Евангелие» [15]. После революции 1917 года отец Макарий и его семья должны были испить чашу скорбей и страданий за то, что он оставался верным Церкви, принял сан священника и служил в священном сане до конца своих дней.
В 1919 году отец Макарий перевёлся служить на Алтай в храм села Антипино. Начиная с 1922 года он – священник Свято-Троицкой единоверческой церкви в селе Теплодубровском Тюменской губернии. Потом отец Макарий выехал на территорию Казахской АССР, где стал служить в небольшом приходе деревни Медведка до 1928 года, пока местные власти не закрыли храм. Но и после этого он продолжал совершать требы по домам своих прихожан, «что вызывало понятную тревогу у Ольги Ксенофонтовны».
Переживая о своей семье, «в 1930 году, – пишет внучка отца Макария Татьяна Владимировна Огибенина, – дед своим детям даже предлагал отказаться от него публично. Однако дети, с молоком матери впитавшие христианские заповеди, по пути Иуды не пошли».
Весной 1931 года отец Макарий без семьи возвращается на Урал, в посёлок Верх-Нейвинск. Его сын Владимир в своём дневнике от 28 февраля записал: «Папа 2 марта уезжает. Что-то настроение у него плохое. Приведется ли свидеться?.. Как я желал бы походить на него! Память, бывалость, смекалка, сила, голос, общительность – вот его черты. Хорошо бы он свои рукописи из Тюмени взял. Ведь он поедет сейчас туда, где был расцвет его жизни» [16].
С той поры отец Макарий приступил к алтарю Николаевского храма. В неспокойное и тяжелое безбожное время выпало ему священствовать и вести к Богу верх-нейвинскую паству.
В те годы батюшка был частым гостем в доме семьи Лапотышкиных, о чём позднее, спустя десятилетия, вспоминала Татьяна Александровна Потанина, урожденная Лапотышкина. Гостеприимные хозяйки Надежда Всеволодовна с сестрой Евгенией Всеволодовной, которые в прошлом и сами происходили из духовного сословия (их отец был священником), собирались все вместе и пили чай на террасе своего дома. Слушая увлекательные рассказы пожилого священника отца Макария, они обе восторгались его знаниями и эрудицией.
До конца дней своей жизни батюшка исправно исполнял свой пастырский долг. За богослужением всенощного бдения накануне праздника Святой Троицы, 19 июня, отцу Макарию стало плохо, но, несмотря на начинающийся у него недуг, он совершил службу до конца. Как потом оказалось, у него случился инсульт. 8 июля в 9 часов утра 1937 года священник Макарий Огибенин скончался.
«На посту папа умер – исполнил клятву Богу», – записал в своём дневнике его сын Владимир [17]. Из его дневниковых записей также стало известно, что деньгами и помощью в организации его погребения помог семье Огибениных отец Андрей Авдеев – единоверческий священник, служивший в те годы в Воскресенском храме посёлка Верх-Нейвинск.
Поминальную трапезу в память о почившем пастыре помогли приготовить родственники из семьи Лапотышкиных – Екатерина Васильевна Позднякова, урождённая Лапотышкина. Погребение отца Макария было совершено на православном кладбище посёлка при большом стечении народа, пришедшего отдать своему православному пастырю последнее сыновнее целование, слёзы скорби и молитвы о его бессмертной душе.
Ввиду того что место погребения отца Макария не было сразу же отмечено мемориальным знаком, оно со временем затерялось. А память о нём жива и по сей день. В 80-ю годовщину его мирной кончины в 2017 году при участии и помощи внучки отца Макария Татьяны Владимировны Огибениной и Уральского провинциального издательства, впервые с 1902 года, вышло переиздание его очерка «День в раскольническом скиту». Это и есть настоящий памятник для доброго пастыря.
 

[1] Да святится имя твоё… / сост. Татьяна Огибенина. – Ирбит: 2009. – С. 24.

[2] Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1901. - № 10. – С. 160.

[3] Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1902. - № 6. – С. 147.
См. также: Беседа с глаголемыми старообрядцами, происходившая в Верх-Нейвинском заводе 6 марта записана Огибениным М., миссионером-сотрудником // Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1901. - № 8. – С. 341-351.
Огибенин М., миссионер-сотрудник. Обрядность раскольническая // Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1901. - № 15. – С. 689-695.
Огибенин М., псаломщик. Присоединение старообрядческого начетчика П. В. Мягкова и его краткая автобиография // Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1903. - № 8-9. – С. 282-287.

[4] Огибенин М. День в раскольническом скиту: из моих путевых воспоминаний / Макарий Огибенин. – СПб: типо-литография В. В. Комарова, 1902. - 71 С. // Архив Т. В. Огибениной.

[5] Огибенин М. День в раскольническом скиту: из моих путевых воспоминаний / Макарий Огибенин. – СПб: типо-литография В. В. Комарова, 1902. – С. 20, 21.

[6] Там же. – С. 56.

[7] Да святится имя твоё… / сост. Татьяна Огибенина. – Ирбит: 2009. – С. 24.

[8] Там же: - С. 25.

[9]. Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1903. - № 18. – С. 549.
См. также: Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1905. - № 7. – С. 158.
Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1905. - № 8-9. – С.213.

[10] Да святится имя твоё… / сост. Татьяна Огибенина. – Ирбит: 2009. – С. 24.

[11] Антуфьева Н. Л. Под защитой святого образа. В 2-х частях. Часть 2. – Тюмень, 2017. Изд-во: ООО Международный институт. – С. 248.

[12] Огибенин Макарий Мартинович, священник // Интернет сайт «Духовенство Русской Православной церкви в ХХ веке».

[13] Иоанн Страхов, священник. Тюменско-Ялуторовский крестный ход в г. Тобольск на прославление Святителя Иоанна, Митрополита Тобольского и всея Сибири // Тобольские епархиальные ведомости. – 1916. - № 26. – С. 508-510.

[14] Да святится имя твоё… / сост. Татьяна Огибенина. – Ирбит: 2009. – С. 25.

[15] Там же: - С. 32.

[16] Там же: - С. 57.

[17] Там же: - С. 68.


Copyright © Щербина Д. Е., 2018. Все права защищены
Опубликовано в книге "Наследие: историко-краеведческий альманах; вып. 1, 2018"
Дополнительно:
Татьяна Огибенина. Исполнил клятву Богу...
Макарий Огибенин. День в раскольническом скиту
Категория: История и краеведение | Добавил: Uralizdat (23.01.2022) | Автор: Денис Щербина
Просмотров: 1123 | Теги: История, Верх-Нейвинск, Макарий Огибенин, Православие, Денис Щербина | Рейтинг: 4.0/2