Главная » Читальный зал » Мемуары и воспоминания

Умирать было неохота

Умирать было неохота

Ситдикова Сагида Хатмулловна

Ситдикова Сагида Хатмулловна с сыном

Родилась в 1942 году в Сибири. Папе было 48 лет. Его звали Шакиров Хатмулла Хузеахметович. Маму - Шакирова Хадига Фатхеттиновна, ей был 41 год. Дедушке было 78 лет, а бабушке - 75. Одному брату 7,3 года (позже он умер от желтухи в Сибири) другому  - 1,6.
Вот всю эту семью и раскулачили в 1932 году. В июле забрали дядю, а потом нашего папу. Через некоторое время, как-то вечером, пришли к маме и сказали, что утром мы вас всех забираем, вы раскулачены. Что она могла сделать: трое детей, дедушка с бабушкой. Вещи переписали. Мама кое-что смогла забрать. Шли отдельно друг от друга. Поехали в летней одежде. Из всех деревень людей собрали в одну кучу в район на полянке. Их держали голодными, даже пить было нечего. Дети плакали, кричали, хотели воды. Когда всех собрали, повезли в вагонах, в которых возят скот, иногда переводили на баржи. Люди начали болеть, поносили, вшивились, многие умирали, по дороге их хоронили. В том числе умер и мой младший брат (1,6 лет). У реки его и похоронили. Спали мы где попало: постели не было, укрыться было нечем. Кормили баландой. Так везли 3 месяца.
В октябре привезли на место. Было очень холодно. Ведь до сих пор были в летней одежде. Выгрузили прямо в лес - выживайте, как хотите. Вырыли землянку. Там была баня и жилой дом. В землянке сразу умер дед, а потом через месяц умерла бабушка. Зимой в платочках корчевали лес, на ногах лапти. Летом привезли вещи, багаж с одеждой. Кормили супом из свиных ушей и ног, не кушать, умирать было неохота.
Мама говорила, что бульон только ели. Дома совсем нечего было кушать. Куда деваться? Вместе с мужиками мама лес валила и таскала брёвна вручную. Они потом на этом месте очищенном сеяли хлеб. Вот так они старались выживать.

Шакировы Хатмулла Хузеахметович и Хадига Фатхеттиновна

Каждую неделю ходили отмечаться. Людей там держали как пленных. Репрессированный народ был очень работящим, все друг друга уважали, кроме того. Народ был грамотным, учителя, богомольные. Друг у друга никогда не воровали. Эти документы нашли в архиве, чтобы семью раскулачить, к ним приписали стадо коров, много овец, табун лошадей, машину, мешки зерна. Да ещё будто бы они держали батраков. Да ведь они сами были батраками! Рано утром уходили в поле и до позднего вечера там. Мама говорила мне, что соседи над ними смеялись, надо было там оставаться, ведь утром опять идти дальше. Ведь ещё грудной ребёнок был на руках, к вечеру у мамы груди разбухали, но ребёнка сразу некогда кормить - надо корову доить, варить кушать, стирать пелёнки. Бабушка ещё была, но она не делала ничего. Мама рассказывала: «Ребёнка кормить лягу, один лапоть сниму с ноги, а другой иной раз не смогу, от усталости усну». Перегоревшим молоком ребят кормила, умирали от поноса. Так у мамы умерло 5 сыновей.
Я сама помню события примерно с 1953-го года. Привезли к нам латышей, а потом литовцев. Их тоже раскулачили. Но они долго не пробыли с нами, всего лет пять, и уехали обратно. Когда их зимой привезли, они были в одни калоши обуты. Папа как-то снял с себя валенки и отдал одному из них. В жизни со мной многое произошло, многое повидала, но всего не опишешь.
Сибирский мой адрес был: Томская область, Тегульдетский район, деревня Тимофеевка. По этому адресу мы и проживали. Обратно мы приехали в Башкирию в марте месяце 1958 года.

Категория: Мемуары и воспоминания | Добавил: Uralizdat (09.10.2014) | Автор: Ситдикова Сагида Хатмулловна
Просмотров: 737 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]