Главная » Читальный зал » Литературоведение

Портрет поэта в контексте эпохи. Личность и творчество поэта О.Л. Санькова
«Поэты не рождаются случайно…»

Старшее поколение невьянцев отлично помнит Олега Санькова - «по страстным, порою горьким и клокочущим от возмущения стихотворным строчкам» - так писала «Звезда» в очередную годовщину памяти поэта. Двадцать лет как поэта нет , но при разговоре с людьми удивило то, как ярко врезался в их память даже незначительный эпизод, связанный с поэтом: выступление его перед аудиторией или мимолетная встреча на улице. Это говорит о многом. И, конечно, эмоциональное воздействие его строк - ярких, раскованных, а порой и рискованных: Родина…Россия…Стебелек

Тоненький проклюнулся в посадках
Без тебя я вовсе бы не смог,
Хоть порой мне и с тобой несладко.

Мало кто в ту пору был способен к этому «несладко»: мигом сделают оргвыводы и запретят. Но искренность была превыше. И он нашел камертон. «Взрывчатое чувство правды,» живой динамитом совести». А жить-то довелось - на сломе эпох, исключающем инакомыслие. Не потому ли и жизнь эта уместилась между датами: 1951-1989. Рубеж 37-ми лет так и не перейденный многими поэтами… Но сбылось- как сам написал:

От погасшей звезды много лет
До земли добирается  свет
Чтоб земные исполнить дела,
Чтоб сказать, что звезда умерла.

Саньков Олег Леонидович родился 7 декабря 1951 года в поселке Цементный и был вторым ребенком в семье после сестры Светланы. Мать, Татьяна Филипповна, человек интеллигентный, воспитывала их в строгости, так как отца вскоре не стало. Настоящий Ангел-хранитель своего взрослого, но, как она считала, непутевого сына, она пережила его всего на 3 года. От родителей и Бога Олег был щедро наделен различными дарами - рослость, статность, мужское обаяние и умение держаться; цепкий ум и чуткость сердца, что вкупе составляет поэтический талант.
Детство, далекое от забав и гулянок, труд по дому «за мужика» (отец покинул семью), и, конечно же, книги. Чтение - жизненная потребность, отсюда богатство кругозора, эрудиция, ранний серьезный подход к жизни. Вспоминает друг А.Дерягин: «Писать Олег начал с детства, но стихи таил и никому не показывал, а близким друзьям не раз читал свои «звездно-романтические» рассказы. Среди нас, старших его на пять-шесть лет, не говорю уж сверстников, выглядел мудрецом.»(4)
Трудовой путь Саньков начинал токарем НМЗ, печатником типографии. Работал укладчиком путей на БАМе - стройке века. Был корреспондентом газеты, культработником. Г.П. Моисеева вспоминает: «Олег был незаменим в случае какой-нибудь очередной «писанины, нужной и срочной», типа статьи, сценария, «памятного адреса» высокой особе. Помню, поехали поздравить Ельцина, будущего президента, а в ту пору секретаря обкома, я обратилась к Санькову наудачу: вдруг поможет? Времени до отправки оставалось 20 минут. И Олег сочинил стихи в 20 строк, которые у меня до сих пор в памяти!»
Л.Э. Щербакова помнит следующее: «У коллег по ДК Саньков вызывал безмерное уважение, прежде всего, своим интеллектом , который ощущался во всем: в словах, жестах, даже молчании. В общении  был  прост и доступен, но мы при нем робели, как школьники  в присутствии  учителя: затихали все наши суетные разговоры, которые Олег не поддерживал и не любил.»(4)
Доступность, говорят, - исключительное право гения, в важных персонах она менее приметна. Олег был приветлив без нарочитости, в облике было что-то извечно-подростковое, потому память о нем светла. И.С. Шек, завбиблиотеки семейного чтения поселка, собрала на 60-летие поэта всех, кого могла: школьных учителей, друзей детства и юности, коллег. Ей некогда пришлось вместе с Олегом немало поколесить по деревням с разными культурными программами. В этот раз гости понимающе улыбались между собой: не вяжется серьезная дата с обликом отсутствующего юбиляра.»(4)
Яркий талант Санькова раскрылся уже к 26 годам: на это время приходится большинство его публикаций в газетной периодике, московском журнале «Смена» стихотворного цикла «Желтые жилеты» и удостоившего его автора звания победителя конкурса. Олег участвовал в областном семинаре молодых литераторов (1983 г.) в 1985–м - встречался с Евгением Евтушенко, от которого получил предложение благожелательной помощи…Но ею воспользоваться не намеревался - предпочитал независимость, эпатировал: «Я литературный беспризорник, самозванец. Да, Отрепьев я!» За бравадой, конечно же, сквозила боль непризнанности, но и компромиссный вариант (для издания книги нужны были подкрепляющие твою лояльность тексты о партии) к этому времени был для него неприемлем.
Олег – не единственный, кто нес эту данность: однообразие, безликость, абсурдность - приметы эпохи 70-х. На этом фоне протекала творческая жизнь поэтов, чьи имена знали лишь немногие…

Тема Родины

Первая публикация Олега Санькова состоялась в 1976 году в «Звезде» - «Стихи, которых никто не прочтет…».

Закрываю глаза, и мне чудится снова погоня:
Топчут кони копытами влажный от крови песок…

Первые же строки захватывают своей мощной энергией. Авторский голос, своя интонация, уверенный  поэтический почерк - все убеждает в том, что перед нами - состоявшийся поэт. Автору-дебютанту - 24 года и, полный творческих сил, он пишет и публикует новые поэмы: «Родина», «О лошадях», «Мятеж», созданные на одном дыхании, силой горячего поэтического чувства. Зачин первой из них:

Грусть моя, Русь моя многострадальная,
Кто твоих ран не считал! -
Тракты  сибирские. Звоны кандальные.
Бог и король- нищета.

Некрасовско–блоковская, традиция. Россия для поэта - таинственна и парадоксальна, и любовь к ней не декларируется и не доказывается, а просто и естественно  проходит через образы.
«По молодости, Саньков верил всему: «и строю, и герою» и мог от души и искренне подпеть ради романтизации и героики, какие-то пафосно провозглашаемые вещи. Но свой взгляд на историю был у Санькова всегда. И после 30 лет социальных тем в стихах не касался. Потому что - «дифференцировал» - именно так любил он выражаться по «смутным» вопросам. «Надо дифференцировать» - скажет, как отрежет, и не приставай больше.»(4)
О революции как о нравственном потрясении и духовной катастрофе открыто заговорили лишь в годы перестройки, а Саньков в стихотворении «Два цвета» выразил, конечно же, в подтексте, крамольную мысль о том, что закон смерти милосердней общественного - с его «красными» и «белыми» ярлыками: «У одного с крестом надгробье,/ А у другого со звездой». Сказать об этом в те годы - уже иметь немалое личное  мужество.

Стихи о войне

Великая Отечественная война, как самая драматическая страница нашей истории, не просто волновала - как огнем прошивала душу:

Каждый вечер позывные пикают
В память о пропавших на войне.
Горло перехватывает диктору,
Горло перехватывает мне.

Саньков, рожденный через шесть лет после великой Победы, посвятил войне целую книгу «Пирамиды памяти».
Тяжкий ратный труд солдата и все послевоенные проблемы , среди которых голодный паек - не самое тяжкое, а вот утраты, вдовство, увечья, сиротство… Об этом Олег напишет в стихах: «Потому пишу о войне», «Безотцовщина»,  «Не забыть», «В том бою», «Память пепла», «До сих пор», «Песни военных лет», «И снова об этом», «Жесткий лимит» и др. Очень уж он бережно относился к памяти, и для него война была интимной темой. Не давали его душе спокойно жить все эти «таблички обелисков/ со столбиком печальных дат», «выжженные поля», «соленый пот тяжелой вдовьей доли», покалеченные судьбы молоденьких девчат и парней, чьи «свадьбы впереди маячили», и «пехоты тревожные ночи/ там, где бьется в печурке огонь/ и надежда на синий платочек». И, может быть, громко будет сказано, но поэт «всегда был на связи»  с прошлым своего народа: «Снова над Невьянском низко-низко/ Хороводят тучи, каплет дождь./ Я надеюсь, что и ты поймешь,/ Почему пришли мы к обелиску.». «Не договаривает, редко называет впрямую, без сентиментальности, без надрыва, но так всегда скажет и напишет- что аж до слёз. Такие же были у него и репортажи - статьи в газете, как и стихи - теплые, исповедальные».(4) Война была вдохновенным собеседником его сердца в минуты  жизненных раздумий …

Певец родного города

Поэт любил свой город, ближние деревеньки, Кунару и ее «домик-сказку, домик-пряник, терем-теремок». Уезжал всегда не надолго - год-два, и опять возвращался. Сказал точно и выразительно о наклонной башне: «Стала Башня в городе сердцем». В семидесятитые началась застройка города, он менялся на глазах наш, по выражению Санькова, «староюный город». В рубрике газеты «Город в фотографиях» «подклишовками» (подписями под фото) постоянно шли стихи О.Санькова, который работал тут же, и делал их «на ходу». Но вот читаешь его незамысловатые стихотворные строчки, и удивляешься - любая деталь в них на своем месте: «У города, в конце концов,/ как у любого человека,/ Свои походка и лицо,/ свое достоинство и вера.» Олег никогда не таил своей нежности к Невьяску, и когда говорил о нем как о лучшем на земле - верьте, так оно и было: «Заройся в кружева смородины,/ и не найдешь земли родней/ здесь даже липы пахнут родиной/ и тоже думают о ней».(4) Олег верил в свое призвание,свою звезду, потому его бескорыстная любовь к родине была для него счастливой:

Рождение любимых строк
Созвучно с местом - самым лучшим.
Шахматову созвучен Блок,
А Болдину созвучен Пушкин.
Молва, как подлая змея,
И жизнь мучительно неясна…
Но, может быть, и буду я
Созвучен в будущем - с Невьянском.

Эмоциональные стихи Олега Санькова пробудили мирно дремавший городок. И как плод несомненного обаяния его поэзии - пробуждение у пишущих невьянцев интереса к тому, как и чему следовать в стихотворчестве, чтоб писать хотя бы «не хуже».

Одиночество таланта

Мотив романтического восторга жизнью сменяется грустью зрелой поры: «Мы вырастали из чудачеств/ До грустной истины простой./ Не вечный мальчик - Звездный мальчик,/ Не век быть в девочках, Ассоль».
В поэте живет все тот же этический максимализм. Только под маской «чудака и скомороха» стало проглядывать лицо трагика, прячущего себя за словесным каламбуром: «Караваны моих каравелл/ Закачались на мертвом приколе./ Карнавалы моих королев/ Без борьбы отреклись от короны».
Знакомый с Олегом В.Т. Мельников вспоминает о нем так: «В Олеге сохранялась пожизненная подростковая угловатость и застенчивость. Стыдливость высказывать свои обиды была в нем органична. На все беды - юмористическая реплика, кивок, усмешка. Даже с годами, когда нарастало и доставало одиночество, он не впадал в нытьё и  не ожесточался».(4)

Это подтверждают и стихи:

На людях не плачут, свалившись с коня.
А ночью тупой, сумасшедшей и душной
Мы выскулим боль и дешевый коньяк,
Совсем по-ребячьи уткнувшись в подушку.

«Настала перестройка. То, что ходило в подпольных ксерокопиях хлынуло со страниц журналов, Олег всё жадно читал. Готовил свою книгу - перепечатал и разложил по папкам свои вещи - все четко соблюдя: названия циклов, стихотворных книг, даты создания. Но радости в душе было мало. А встретишь  на улице – идет как тень, с собой всегда - нитроглицерин. Усталость, предчувствия - в виде неясных ощущений - все на лице. Намёком скажет что-нибудь такое горькое: «Вскрытие покажет…» или скаламбурит: «Лишь тот, кто остановится, умрет./ Кто двигается - тоже. Но - попозже».(4)
«Кто-то сказал: поэт всегда одинок. В обществе, в семье, в кругу друзей, в плохие и хорошие времена. Всегда и везде. Дар накладывает обреченность, человек принадлежит своему таланту, служит и слушает его зов и при этом отрешается и все дальше уходит в себя  от людей, которыми окончательно перестает быть понимаем. Сам о том сказал так: «Одиночество - вечное детство,/ В миг спрессованные года».(4)
И все же не обстоятельства, а «отсутствие воздуха», как точно подметил А.Блок, преждевременно убивает поэта. Десяток подготовленных рукописей после похорон увезла на Украину его сестра. Цел ли этот архив?- Бог весть. Саньков был типичным автором «параллельной культуры». Все самое серьезное опубликовать при жизни не дал «режим».(4)
Произведения Олега Санькова последних лет отличает зрелость мысли. Помимо личной боли, в них немало знаков душевной просветленности. За свою жизнь поэт выработал самую надежную форму противостояния режиму - верить в свою счастливую творческую судьбу, о чем идет речь в одном из самых светлых его стихотворений:

Возможно, я и был такой -
Зеленый до отчаянья.
Возможно, зря бывал знаком
С красивыми, случайными.
Возможно, зря, как парус в штиль,
Устав, смолкал вдруг надолго,
Возможно, зря любил дожди,
Разлуки, сны и радуги.
Возможно, зря… Но вот, привык
К тому, что кроме имени
Имею золото листвы
И серебринки инея.
Как тополь в май, тяну ростки
Навстречу невстречаемым -
Ведь кто-то ж должен быть таким
Зеленым до отчаянья!

Эти стихи окрашивают для нас образ поэта в радостные и солнечные тона.

Философское осмысление жизни и смерти

Приближаясь к порогу зрелости, человек естественно желает постичь, чем была жизнь, подвести некоторые итоги. В это время у каждого поэта появляются философские стихи.
В стихотворении «Время» поэт создает облик времени, близкий к гамлетовскому - «век расшатался»: «Время, пролетающее мимо,/ Бедственно, как пуля или мина…» Уходящая эпоха кажется автору пылесборником, накопителем  тлена - образом царящего разлада - духовной «энтропии»:
«Мы ушли от питекантропии./ Время, как тебя мы торопили! -/ И ты щедро платишь энтропией,/ Бодро продвигаясь по спирали.»
Авторский сарказм по поводу речевых штампов советской эпохи («поступательного движения, «прогресса») несет метафорическое переосмысление, открывая пугающее лицо мертвеца в красивой маске: «Наше время, - торжество красивого -/ Ты шабаш руин и декаданса.»
Но Поэту нести свой крест до конца: «быть одному, но в хороводе/ со всеми вместе песни петь/ и если что-то не выходит, не горевать от долгих бед» - «прожить и не ожесточиться». Избегая прямых высказываний по теме «народ и власть», говорит: «Одни предельно мертвы,/ Другие преступно живы»,/ «одни на белом коне, на  черном щите - другие». Писал :«Я не был равнодушен к печалям и отчаяньям других» - сам был  частью народа. Это сказывалось на всем его мироощущении, взгляде на жизнь, простоте языка стихов. Вот русская черта характера: родину и народ переживать, а к личным напастям и неустройству относиться благодушно: «Жизнь, она и без тебя пройдет,/ хочешь ты того или не хочешь».
Что говорить, Олегу, как всякому тонко чувствующему и глубоко думающему творческому человеку, приходилось постоянно унимать свой зубовный скрежет. Известным у нас способом, скрывать тут нечего. Но кто сказал, что рассеивать тучи  депрессии в душе - легко? Если внешняя тьма обступает со всех сторон? Для поэта мужество – уже в самом его страдании, когда ты пытаешься, вопреки очевидному, еще во что-то верить, надеяться, любить… И, прежде всего, нести свою миссию Поэта, которая определена искони на Руси как мученичество:

Шансонье и в недобрый час
На веселой струне сыграет.
Но чем ярче горит свеча,
Тем быстрее она сгорает…
У кого захочешь, спроси,
И никто не посмеет спорить:
Быть талантливым на Руси-
Это мученичество и подвиг.

Эти стихи посвящены Высоцкому, на чей день рождения пришлись похороны Олега - 1989 год. «Бывают странные сближенья»…
Метафора души О.Санькова - движение, устремление к простору. В поэме  «Конечных станций нет!» - мотив прощания с миром и людьми:

Все мечусь, никак не успокоюсь,
Суечусь, сную туда-сюда,
Будто потерял билет на поезд,
Поезд, не идущий никуда…

«Поезд в никуда» –  время, с которым совпала жизнь, «потерянный билет» - отказ от дальнейшего путешествия. Главное, что дорога  жизни - не кольцевая не конечная, ведь человек - это луч, что имеет начало, не имеет конца - луч, устремленный в Вечность. «Конечных станций нет!» - эта оптимистическая формула придает целостность и завершенность пути Поэта, подводя черту его нелегким творческим и человеческим исканиям.
Поэт Олег Саньков принадлежит к числу имен культуры, оттесненных официальной печатью. А сам путь поэта в этих условиях – путь сопротивления. Главные достоинства поэзии Санькова – народность, лиризм, исповедальность. Лучшие его стихи афористичны и звучат мудрым заветом.


Литература и документы
1. Саньков О.Л. Конечных станций нет!. Рукопись книги стихов. Фонды Невьянского краеведческого музея.
2. Памяти живая нить. Том 6. Невьянск, 2004
3. «Я - литературный беспризорник, самозванец» - публикация стихов Олега Санькова. Газета «Звезда» от 21 января 1993г., Невьянск
4. И. Сотникова. Вечера памяти, глава «Бесхитростной душой ребенка…». Воспоминания. Авторская рукопись, 2011г.


Copyright © Сотникова И. А., 2012. Все права защищены


Категория: Литературоведение | Добавил: Admin (26.02.2013) | Автор: Ия Сотникова
Просмотров: 793 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]