Главная » Читальный зал » История и краеведение

История открытия и добычи золота в Невьянском районе в XVIII-XIX вв.
Памяти Анатолия Фёдоровича Стафеева

Значительное место в открытии и разработке золотоносных месторождений на Урале занимает Невьянск.
Существует ряд версий об открытии Невьянского золота, но многие из них не согласуются между собой по времени, а также в фамилиях первооткрывателей.
Наиболее ранние опубликованные сведения о невьянском золоте встречаются в книге П. Палласа, путешествовавшего в 1770-м году по Уралу и отметившего: «В 1764 году один раскольник сыскал под Невьянском, на поле в сгоревшем пне, кусок золота весом в один фунт и двенадцать золотников (около 500 г), который отдал в Екатеринбургскую Обер-берг-канцелярию»(1). Большая часть авторов (В П. Семёнов - Тянь-Шаньский, Доброхотов, Рыбин и др.) повторяют историю открытия по Палласу, но уже называют первооткрывателя - старообрядца Алексея Федорова. Сообщается и о трагической его судьбе - за это открытие он был изувечен и заключен в оковы в заводской темнице, в которой провел 33 года. Из темницы ему удалось подать прошение на высочайшее имя об освобождении. Несчастного Фёдорова освободили.
Академик В.В. Данилевский со ссылкой на архивные материалы сообщил, что золотые руды в районе Невьянска открыты в 1769 году крестьянами-рудоискателями Саввой Третьяковым, Семеном Сивковым с товарищами.(2)
В опубликованной в 1961 году работе А.А. Кузина «История открытия рудных месторождений в России» упоминается, что крестьянами Невьянского завода Саввой Третьяковым, Семёном Сивковым, Дмитрием Трегубовым, Онисимом Путиловым и Иваном Елипановым открыты в 1764 г на реке Ельничной «золотосодержащие породы». Далее сообщается, что на этой же речке подобные породы найдены в 1797 г. Алексеем Фёдоровым и Поляковым.
Архивные документы свидетельствуют, что официальное открытие невьянского золота тесно связано с волнением приписных крестьян на уральских заводах в начале 60-х годов XVIII столетия. Для усмирения восставших, в декабре 1762 г. в Невьянск был направлен генерал князь А.А. Вяземский. На Невьянский завод генерал прибыл двумя эскадронами гренадёр и драгунов 25 июля 1763 г. К нему и обратились рудоискатели Савва Третьяков и Семён Сивков, рассказав о находке по реке Ельничной, подтвердив её принесенными образцами золотых руд. Было выявлено несколько участков, начались разведочные работы. Заявки Невьянских рудоискателей подтвердились. Золото было найдено.(3)
Нанесённые на геологические и топографические карты указанные участки впоследствии разрабатывались как месторождения золота: прииск Еловка, рудное золото жилы Еловской, россыпи Сухологовская и Парамоновская. Третий участок, заявленный Трегубовым, располагался в 5 км к западу от завода, где впоследствии разрабатывалась россыпь Богатиха.
Чуть позже в даче Невьянского завода добавились ещё два участка, при чём один из них, судя по описанию, представлял собой разработанный Горельский медный рудник, из которого вели в дальнейшем добычу золота попутно, а золотоносные россыпи отрабатывались в долине р. Тагил.
Завершив разведку заявленных участков, рудоискатели надеялись получить заслуженную награду. В протоколе канцелярии от 18 ноября 1764 г. записано: «Рудоприёмщикам крестьянину Третьякову с товарищами выдать пятьдесят рублей и в поиске ими руд и разных металлов от Невьянской заводской конторой запрещения и препятствия не чинить, обид не чинить под опасением неминуемого в силе горных прав штрафа...». Награждение первооткрывателей явно свидетельствует о том, что в заводской даче Демидова были найдены заслуживающие внимания месторождения золота. Это означало, что земельные владения Демидова могли быть отобраны в государственную казну. Заводские приказчики заволновались.
При определении в 1764 г. награды рудоискателям канцелярией предусматривались в дальнейшем открытые месторождения подвергнуть пробной разработке и после нее уже окончательно решить вопрос об их ценности и об освобождении первооткрывателей от заводских работ. Пробные работы были проведены под руководством унтер-штейгера Терентия Лачихина. В протоколе канцелярии от 10 июня 1769 г. сделан вывод, что «из оных приисков два железных, а не золотосодержащих, а третий ничего не содержащий».
Невьянские месторождения, столь успешно разведанные в 1764 г., были столь же успешно закрыты в 1769 г. После 1769 г. дело о шести золотосодержащих приисках затихло, и о них вспомнили лишь в самые последние годы XVIII столетия.
«Новое» открытие невьянского золота и золотой промысел в Невьянском районе возник после того, как в 1814 году в Березовске Л И. Брусницыным было обнаружено россыпное золото и доказана целесообразность его добычи.
В 1819 г. создан был первый частновладельческий прииск. Почти одновременно (1820 г.) начали в районе добывать россыпное золото на россыпи Шуралино - Копотинская, Хмелевская, по речке Горелка; и рудное месторождение Н-Середовина, «Черепаха», а в 1822 г. -Осиновское месторождение. В это же время начинаются мелкие работы на россыпях по речкам Шуралка, Ольховка, Нейва (на участке Невьянск - Быньги).
В первые годы добывалось, главным образом, рудное золото, но затем, в связи с открытием богатых россыпей на берегу Невьянского пруда и в других местах, добыча рудного золота отходит на второй план и в 1829 году совершенно прекращается.
В 1820 году владельцы Невьянских заводов (А. И. Яковлев, С. С. Яковлева, И. М. Яковлев с братьями) получили первые 21 золотник невьянского золота, в 1821 году прииски дали более 3 пудов, в 1822 г. более 12 пудов, в 1823 - 24 пуда 20 фунтов 67 золотников. В 1824 году на Невьянских золотых промыслах действовало 14 золотых приисков с численностью около 2500 рабочих. 1 апреля 1823 г. штейгер Семён Коряков и рабочие под его руководством нашли богатую золотую россыпь по речке Луковке, 24 апреля горнорабочие, которыми руководил Фёдор Шептаев, открыли Лебяжинский прииск.
Открытия следовали одно за другим. Быстро возрастало число приисков, на которых в 1824 г работало около 3000 чел. Открытие и разработка россыпных месторождений во многом обязана энергичным и инициативным специалистам горного дела - Александру Любимову и Дмитрию Белову.
Существенную помощь в деле развития золотой промышленности оказала Временная горная комиссия, созданная в Екатеринбурге на основании указа от 6 апреля 1823 г. Временная горная комиссия провела большие работы по разведке золота, для чего было отправлено 19 поисковых партий для розыска месторождений золота. В это время на заводах Яковлева было 20 рудников и приисков, из них жильного золота - б, россыпного - 14; действующих жильного - 2, россыпного - 7; недействующих жильного - 4, россыпного -7.
Владельцы Невьянских заводов Яковлевы вели добычу хозяйственным и старательским способом, имели несколько приисков. Работали размольные чаши от паровых приводов (4), приводимых водой (7), с конным (3), старательских вашгердов на одном прииске было от 2 до 12, доставка песков на промывку на лошадях, работало до 300 лошадей, эфель поднимался архимедовыми винтами.
Развитие золотодобычи в Невьянском районе, как и на всём Урале, шло неравномерно. Об её масштабах в пределах района по ряду причин трудно дать четкое представление. Во-первых, неоднократно менялись границы района, во-вторых, прежние официальные данные не отражают истинного размера золотодобычи, так как владельцы приисков в целях уменьшения налоговых платежей нередко скрывали часть добычи, а старатели продавали золото на сторону, минуя приисковые конторы. Многие смотрители приисков в своих отчётах указывали общее количество расхищенного металла старателями (оно доходило до 25% ).
К 1825 г. в долинах рек Нейва, Тагил, Межевая Утка, Шишим и их притоков было известно 42 месторождения, на которых работало 27 приисков.
В 1877 году последовало разрешение «разработки жильного золота на всех казенных землях, где допускалась разработка россыпного золота». С 1871 г. начались интенсивные старательские работы. Вот что пишет об этом Д. Н. Мамин-Сибиряк: « чем ближе подвигались к Невьянску, тем оживленнее делалась развертывавшая панорама. Прямо по сторонам дороги, почти непрерывно тянулись золотые промыслы и мелькали живописные кучки старателей, золотопро-мывапьные машины, глубокие выработки, желтевшие отвалы промытых песков и вообще полная картина местности, охваченная золотой лихорадкой. Особенно выделялись Рудянка и Шуралинский завод - в последнем даже спущен пруд, чтобы вырабатывать золото на его дне. Невьянск является центром этой лихорадки. Около Быньговского завода: «подъезжая к нему, вы уже чувствуете присутствие чего-то особенного. Издали пестрят новые крыши, берег р. Нейвы изрыт отчаянным образом, свежие громадные насыпи, разрезы, канавы, пробные ямы и точно в самом воздухе висит магическое слово, которое заставляет жизнь бить ключом: это слово - золото».(4)
В это же время открываются рудные месторождения: Северо-Коневское, Первомайско-Зверевское, Абросимовское, жила Гордеевская, Копотинское, Кунаро-Шайдурихинская группа жил; россыпные месторождения: Шигирское озеро, Язевское, Косьяновское, Набатово, Паскока, Макариха и другие. Добыча золота длительное время являлась привилегией государства, затем постепенно разрешалось заниматься золотым промыслом отдельным частным лицам, в основном владельцам заводов, в дачах, приписанных заводам, а также потомственным дворянам. С 1812 года ограничительные рамки были сняты и на Урале золотодобычей могли заниматься все. Но получение отводов, их оформление и организация работ требовали определенных средств, которые были только у состоятельных людей.(5)
До 1861 г. на приисках велись работы крепостными, а после использовался наёмный труд. Таким образом, возник вид добычи, получивший название «хозяйские работы».
Под «хозяйскими работами» понимаются работы по добыче золота, организованные средствами владельцев приисков, а также работы, проводимые администрацией казённых приисков. Они, как правило, были больше по масштабу, чем старательские. Их организация требовала значительных средств на проведение подготовительных работ: вскрытие торфов, приобретение машин. Чтобы получить максимальную отдачу, владельцы приисков были заинтересованы в наиболее рациональной постановке дела, в результате чего и имело место изобретение новых машин, новых методов работы и т.д. Таким образом, «хозяйские работы» являлись тем видом золотодобычи, который определил развитие техники добычи и обработки россыпного золота.
Одновременно с «хозяйскими работами», которые частные промышленники обязаны были вести по существующему закону, часть мелких россыпей, на которых нельзя было вести «хозяйские работы», отдавались для разработки приисковому населению. Так возник второй вид добычи золота - старательский.
Старательские работы проводились с января по январь, по 10-12 часов в сутки. Оплата составляла старателям от 2 руб. 30 коп за зо
лотник, против 4 руб. 50 копеек, которые платило казначейство владельцу прииска, поденщикам - 50 коп., женщинам - 30 коп в день. В пользу казны взималось натурой 10% с добытого золота(6).
Наряду с крупными старательскими коллективами на добыче золота работали и мелкие артели, и старатели-одиночки Мелкие старательские артели работали на участках, которые им выделяли владельцы приисков. Артель состояла из 4-6 человек, как правило, из членов одной семьи.
Владельцы приисков разрешали старателям работать на определенных условиях, из которых основным была обязательная сдача золота владельцу по цене, значительно ниже государственной.
На добыче песков использовался труд женщин и подростков, которым платили значительно меньше. Часть старателей работала без разрешения владельца прииска, выхватывая обогащенные участки - россыпи, вскрытые пески и прочие участки с высоким содержанием золота, причем добытое золото сбывалось скупщикам. Так возник наиболее примитивный способ особой добычи - хищнический. «Хищниками» становились старатели, испортившие отношения с владельцем прииска, а также наиболее «отпетая» часть приискового населения. Часто на короткий срок уходили «похищничать» и кадровые старатели.
Хищничество, как и скупка, строго преследовались. Находясь вне закона, хищники, естественно, не могли работать стационарно. В любой момент нужно было быть готовым оставить работу, чтобы скрыться. Оборудование должно быть лёгким, удобным для переноса и дешёвым, чтобы в критическую минуту бросить его. «Хищники» могли работать только на песках с высоким содержанием золота. Они являлись «бичом» для владельцев приисков, которым они приносили ущерб, но в то же время сыграли весьма положительную роль, как первооткрыватели многих золотых россыпей.
Скрываясь от преследователей, в поисках участков с богатым содержанием золота, они уходили далеко в глубь тайги и обследовали многочисленные ложки, русла рек, ручьи и прочие возможные места залегания россыпей, в результате чего о большинстве россыпей сведения были получены от «хищников».(7)
Около ста лет добыча золота велась, преимущественно, ручным способом. Механизация в этот период применялась только для водоотлива и промывки песков Основными двигателями были водяные колеса и паровые машины. Процесс извлечения золота из россыпей сводился к проведению следующих операций: добыча песков из месторождения и доставка их на промывку, рыхление песков и удаление крупных камней и гальки (грохочение и протирка), промывка на шлюзах и получение шлюзового концентрата; удаление материала после промывки (удаление хвостов); обработка концентрата, полученного в результате промывки и извлечение из него золота (доводка).
Добыча песков при открытой разработке велась сплошным забоем с тарантаечной или рельсовой откаткой. Основными двигателями были лошадь и водяное колесо.
Промывка песков проводилась на вашгердах. Вашгерд, как промывочный прибор, является изобретением старателей. До возникновения старательского труда промывка велась на разных промывательных машинах, чашах, бутарах Для старателей все эти приборы были непригодны, им нужен был прибор легкий, удобный для переноса. До настоящего времени вашгерд является универсальным прибором для промывки песков в небольшом масштабе. Промывка на вашгерде производится следующим образом: на головку вашгерда загружается 30 - 50 кг песков, затем пускается вода, гребком растираются пески. В результате этого мелкие частицы уносятся в хвост, а на головке остаются наиболее тяжелая фракция, так называемый серый шлих. Серый шлих обрабатывается на «специальных шлиховых» вашгердах (отличаются размерами и устанавливаются под меньшим углом) более опытными промывальщиками. Получается черный шлих, из которого затем выделяется золото.
Разработка россыпей открытыми разрезами и подземными работами могла производиться, там, где имеется малый приток воды (подземных и грунтовых вод).
Значительное же количество россыпей находятся или в руслах рек, или в местах, где приток воды велик. Эти обстоятельства заставили искать особые способы разработки россыпей, находящихся под водой.
Примитивным решением этого вопроса является изобретение старательского плота - «пахаря». Оборудование состояло из плота, который закреплялся кольями или сваями, черпака из листового железа, толщиной 5-8 мм для черпания грунта через черпаковый прорез, расположенный посередине плота; одного или двух ручных воротов для подъема черпака; старательской бутары для промывки песков и поршневого насоса для подачи воды на бутару. На плоту, работали двое воротовщиков, один рабочий у совка, двое промывальщиков и один водокачатель Добыча песков производилась следующим образом. Черпак заносился на край плота и опускался на дно, затем натяжением троса производилось зачерпывание грунта и подача его на станок для промывки. Производительность плота 500 - 600 пудов в смену(8).
Наиболее трудоёмкой работой при добыче песков является кайление и доставка песков на промывку. Замена человеческого труда механическим была серьёзной проблемой в золотодобыче Одним из эффективных способов замены ручного труда явилось применение для добычи песков силы воды, причём как под напором, так и без него. При гидравлическом способе все операции по разработке россыпей -добыча, транспортировка и промывка производятся силой воды и роль человека сводится к управлению водой и выполнению ряда вспомогательных операций. С изобретением монитора в 1870 г. гидравлический способ начал быстро распространяться.
Но в Невьянском районе этот способ не применялся в связи с затруднением получения напорной воды в нужном количестве, отсутствием насосов необходимой характеристики.
Эти трудности были преодолены только после электрификации основных золотодобывающих приисков(9).
Золотодобыча в Невьянском районе - это не только далёкое прошлое, но и настоящее и, скорее всего, будущее нашего района, так как, по прогнозам геологов, запасов промышленной добычи золота только на разведанных месторождениях хватит на полвека.


Примечания:
  1. П.С. Паллас. Путешествие по разным местам Российского государства. СПб, 1786 г. С 229.
  2. В.В. Данилевский. Русское золото. История открытия и добычи до середины XIX в М., 1959 г С 138-139.
  3. Невьянск. Свердловск, 1982. С. 54.
  4. Там же. С.64-65.
  5. Архив Невьянского прииска
  6. Е.Ю. Рукосуев. Золото и платина Урала: история добычи в конце XIX-начале XX веков. Екатеринбург, 2004. С. 106-107
  7. Архив Невьянского прииска
  8. Там же.
  9. Там же.

Copyright © Сизых О. П., 2007. Все права защищены

Опубликовано: Невьянские исторические чтения: проблемы самоидентификации горнозаводского Урала. 2007


Категория: История и краеведение | Добавил: Admin (01.12.2012) | Автор: Сизых Ольга Петровна
Просмотров: 3978 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 2.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]