Главная » Читальный зал » Владимир Назаров

Утро над зимовьем

УТРО НАД ЗИМОВЬЕМ

…Рассвет едва пробился в дремучую лесную чащу. Глухая стылая тишина повисла здесь, между заиндевелых, укутанных снегом ветвей мохнатых елей, среди утонувших в сугробах мёрзлых стволов вековых деревьев.
Мельчайшая колючая ледяная пыль слабо засеребрилась, когда сквозь плотную морозную дымку с трудом дошли до спящей земли розово-жёлтые негреющие лучи зимнего солнца. Они косо упали на снежный взлобок и осветили его пустую шероховатую поверхность, редкие оцепенелые от стужи кустики, одиноко и сиротливо простиравшие руки-прутья навстречу мне.
Ни звука, ни следа… Даже слабый шорох не доносится из глубины этого заледеневшего царства Берендея. Кажется, я был один на много вёрст кругом. Только иногда стонущий удар, замирая, проходил по лесу и будил сонную морозную тишину. Но тут же всё стихало и снова приходило в мёртвое оцепенение.
Лютая стужа уже пробиралась сквозь шубу и меховые рукавицы, зло кусала нос, щёки. Надо было поворачивать назад, но я не мог уйти, околдованный сказочным молчанием зимнего утра.
Возвращаясь к зимовью, вижу, как над придавленным снеговой шапкой деревянным срубом поднимается в небо сизый дымок. Значит, Федотыч вскипятил уже чайку, и скоро нам отправляться по маршруту…
…Огромный старый косач спросонья ошалело, с оглушающим треском крыльев вымётывается из сугроба. Вот ещё и ещё взрывается впереди снежная целина. Краснобровые, лирохвостые птицы мчатся над лесом и где-то снова падают в снег, спасаясь от мороза. Здесь, на маленькой полянке, место их ночёвки. В сугробах проделаны длинные тоннели, остался помёт.
А вот и широкие заячьи тропы. Косые много и затейливо натоптали на снегу за длинную ночь. И теперь наверняка хоронятся где-то в чаще, переваривая скудную пищу: веточки и кору молодых осин. Егерь достаёт топор и подрубает ещё несколько деревцев:
– Не пропадайте, косые!..
К полудню немного потеплело. Мы вышли к местам лосиных зимовок. Прошедшим летом лесники заготавливали здесь сено для своих лошадей… Но стожки остались не вывезенными и теперь радуют глаз своей скромной красотой, каким-то особым теплом. Ведь в них аккумулированы человеческий труд, солнечная энергия и целебные соки земли, которые пили эти цветы и травы, ставшие теперь кормом для сохатых. Они уже проторили тропу к стожкам, а один объели так, что от него сохранилось лишь небольшое остожье.
Помню, в детстве, живя на Северном Урале, я не раз приходил на лыжах к лесным стогам. Если выдернуть клок из самой середины приземистого стожка и поднести к лицу, то от него донесётся до вас неповторимый, тонкий и терпкий аромат, настоянный на многих травах. В этом сложном букете без труда определишь «виновников»: вот дохнула слабой горечью луговая мята, а это клевер сладко пахнул в лицо и тут же повеяло сухим нежным погремком и душистой таволгой. И вы непременно уловите в полифонии запахов присутствие других, пусть не столь уж заметных, растений. Среди них в стожках, словно в огромных гербариях, могут встретиться тысячелистник, раковые шейки, лютик едкий, лесные колокольчики, поповник, словом, обитатели со всей лесной округи. И очень интересно представить, в каком месте рос каждый из этих цветков.
Вот здесь, у ёлок, где сейчас лежат нетронутые снежные пуховики, в тени ранним летним утром открывали глаза голубые колокольчики, а жёлтые погремки цвели на самом солнцепеке и над ними басовито жужжали пчёлы, шмели. Там, в низинке, качались на тонких ножках раковые шейки, у старого остожья тянулись к солнцу крупные головки красного клевера. А таволга, наверное, росла около того ручья, что весело журчал под черёмухами и сейчас скован крепким ледяным панцирем.
…Северная природа Среднего Приобья, к сожалению, не столь изысканна, разнообразна. И поднятый мною клок сена уныло зашуршал жёсткими высохшими стеблями…
Возвращаясь под вечер в зимовье, я всё думал о том, как непросто человеку достаётся в краю болот и тайги каждый литр свежего натурального молока. И что вся целебная сила этого чудесного напитка – в разнообразии самых обыкновенных зелёных растений!

 
В Висимском заповеднике. Слева направо: А. Н. Пискунов, В. П. Назаров, А. Н. Зайцев. Первая половина 1980-х гг.
 
 

Copyright © Назаров В. П., 2019. Все права защищены
Категория: Владимир Назаров | Добавил: Uralizdat (14.05.2019) | Автор: Владимир Назаров
Просмотров: 11 | Теги: краеведение, проза, Владимир Назаров, урал | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]