Главная » Читальный зал » Владимир Назаров

На речке детства

НА РЕЧКЕ ДЕТСТВА

Чёрная просмоленная долблёнка тихо скользит по глади воды, между корягами и затопленными стволами деревьев. Их мёртвые ветки чуть колышутся от набегающей волны.
Отец гребёт маленьким веслом то справа, то слева. Лодка движется небольшими рывками. Я заглядываю вниз, за край борта. Тёмная вода, пахнущая тиной, размокшей древесиной, гнилью, почти не пропускает лучи закатного солнца. В моей руке шнур от дорожки, рыболовной снасти, тянущейся за лодкой. Иногда я его слегка подтягиваю, чтобы блесна со щучьим тройником не ушла вглубь и не зацепилась за топляк.
Становится прохладно. Вскоре мы выбираемся на берег этого старого и большого пруда, образованного плотиной в верховьях небольшой лесной речки. Цветёт черёмуха, горьковато-сладкий аромат разлит повсюду.
Вечерняя зорька угасает, но уже жарко пылает костёр, и варится в котелке вкусная уха из окуней, чебаков, ершей. Рыбу мы наловили с отцом на простые удочки прямо с лодки. Клёв под вечер был удачный. Правда, на дорожку щука не взяла, но мы на ночь в тихой заводи поставили две новые жерлицы. Рыбки, насаженные за спинки на тройники, ещё тихо ходят под водой, и толстая леска, намотанная на черёмуховую рогульку, чертит след на чёрной глади заводи.
Возможно, под утро на какую-то жерлицу попадётся большая щука. А пока мы устраиваемся спать. Отец наломал кучу мягкого пихтового лапника, устроил небольшой шалаш рядом с костром. Постелив на пахучие пихтовые ветки старый брезентовый плащ, мы ложимся. Потрескивают догорающие головёшки. Сон смыкает веки, усталое тело просит отдыха.
…Просыпаюсь от звучных шагов отца. Небо ещё едва брезжит, а двухкилограммовая щука уже прыгает по мокрой траве, шлёпая хвостом.
– Едва не сорвалась! – взволнованно говорит отец, подкладывая сухой валежник в оживающий костёр. Над прудом бродит клочьями седой туман, тихо угасают в небе звёзды. И снова я ощущаю тягуче-медовый запах цветущих черёмух.
На дворе – конец мая, скоро черёмуха отцветёт. К середине августа на черёмуховых кустах появятся крупные и глянцевито-чёрные сладкие ягоды. И я буду срывать их горстями и отправлять в рот, не разжёвывая косточки.
И ещё предвкушаю аромат сваренных в ведре смолистых кедровых шишек, за которыми люблю лазить на могучие вечнозелёные деревья. В начале августа кедровые орешки ещё не спелые, как бы молочные. Возьмёшь в руки отваренную шишку и лущишь её понемногу у костра или сидя на берегу возле удочки. Орешки так и тают во рту… Натягивается тугая леска, а поплавок уже ушёл стремительно под воду. Резкая подсечка, и я выбрасываю на прибрежный песок полосато-зелёного с красными плавниками крупного окуня.
Счёт рыбе пошёл уже на второй десяток. И я радуюсь удачному клёву, прекрасному новому июньскому утру, радуюсь даже хищно набрасывающимся комарам. Значит, пришло наконец-то долгожданное лето, и впереди два-три месяца моих одиноких скитаний по густо заросшим черёмухой берегам Сотринки, речки моего детства, затерявшейся в непроходимых лесах Северного Урала.
Благословенная пора! Ей в этой жизни уже не вернуться…


 
Автор (слева) с братом Леонидом и мамой Ольгой Петровной. Станция Сотрино, 1950 г.
 
 
Автор (второй слева) с братом Леонидом и отцом Поликарпом Фёдоровичем (крайний слева). Ж/д станция Дровяное, начало 1950-х гг.
 
 

Copyright © Назаров В. П., 2019 Все права защищены
Категория: Владимир Назаров | Добавил: Uralizdat (13.05.2019) | Автор: Владимир Назаров
Просмотров: 25 | Теги: Владимир Назаров, урал | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]